Как и в Сен-Дени, все три шартрских портала имеют внушительные размеры, но средний несколько превосходит боковые по ширине и высоте. Как и там, все они обильно украшены скульптурой: их откосы снабжены статуями-колоннами, а тимпаны окружены несколькими рядами архивольтов с фигурами, изваянными в высоком рельефе. Как и в Сен-Дени, статуи- колонны изображают персонажей Ветхого завета — патриархов, пророков, царей и цариц. Эта нижняя, в конструктивном отношении несущая часть порталов со скульптурами, воплощающими ветхозаветные образы, служит зримым пьедесталом для верхней, декор которой — рельефы капителей, тимпанов, архивольтов — иллюстрирует христологическую тему. В шартрской композиции, таким образом, как и в Сен-Дени, наглядно представлена преемственность Ветхого и Нового заветов. В обоих ансамблях главные темы обогащены изображениями знаков Зодиака и персонификаций месяцев года, то есть обеим программам присуща тенденция к космичности и всеисторич- ности, к созданию целостной картины мира как в пространственном, так и во временном аспектах. Помимо идейно значимых компонентов скульптурного декора оба портальных комплекса содержат множество сходных по рисунку орнаментальных мотивов — тератологических, растительных, геометрических.

Королевский портал интересен уже тем, что его скульптура восполняет для истории искусств тяжелые утраты, которые понес скульптурный декор западного фасада церкви Сен-Дени. Нынешнее состояние порталов церкви Сен-Дени позволяет лишь в самых общих чертах судить об архитектонике и тематике декора. Шартрский Королевский портал, к счастью, не претерпевший серьезных повреждений и избегнувший вмешательства реставраторов XIX столетия, представляет собой уникальный памятник, в котором запечатлен первоначальный момент возникновения готической скульптуры. Этот памятник позволяет видеть, какие элементы романского искусства послужили исходным материалом для построения нового ансамбля, проследить, как в процессе этого построения эволюционный путь — ассимиляции и трансформации традиционных элементов — сочетался с качественными скачками, с образованием новых, неизвестных романскому искусству структурных элементов и пластических форм, наконец, позволяет понять, какими средствами создавался новый образ человека.

Факт столь быстрого появления вслед за фасадом церкви Сен-Дени другого значительного и в главных чертах аналогичного ему фасадного ансамбля убеждает в том, что идеи Сугерия были сразу поняты, оценены и благодарно восприняты современниками, а следовательно, они отвечали насущным потребностям художественного развития. Жизнеспособность и актуальность этих идей доказывается и самим их претворением в шартрском ансамбле. Если фасад церкви Сен-Дени был создан творческой, волюнтаристической мыслью ученого клирика, то в Шартре эта концепция стала достоянием мастеров, которые, разрабатывая ее на свой страх и риск, на практике проверяли ее жизнеспособность. В Шартре «головные» идеи Сугерия начали жить и действовать в специфически художественной сфере. В отличие от фасада церкви Сен-Дени Королевский портал создавался не как органичная часть целостной фасадной композиции, а как вкрапление в фасад, сооружавшийся в несколько этапов, без четкого предварительного плана. Мастерам порталов пришлось приспосабливать заимствованные из Сен-Дени идеи к традиционному мышлению архитекторов и входить с ним в компромиссы. Однако наиболее важные из этих идей не были принесены в жертву обстоятельствам, напротив, воплощены с новой, большей степенью убедительности.

Сама стихийность строительства шартрского фасадного ансамбля имела свои преимущества. Она дала мастерам Королевского портала возможность большей свободы и полноты самовыражения. В Сен-Дени была разработана новая структурная схема фасада церковного здания. В Шартре она обрела плоть. Новые тематические и структурные идеи были в Королевском портале высказаны языком пластических форм, полнокровным и непосредственным. При этом шартрские мастера вели более многоплановый диалог с романским искусством, чем создатели порталов церкви Сен-Дени. Используя их завоевания, шартрские скульпторы в то же время и заново обращались к романской традиции, самостоятельно черпали из нее многие элементы и по-своему их переосмысливали. Можно сказать, что в некоторых существенных моментах тематики, структуры и образного строя портальные композиции церкви Сен-Дени и западного фасада Шартрского собора представляют собой разные варианты решения новых проблем. В обоих ансамблях есть свои озарения и смелые прорывы вперед, к новому искусству, и свои непреодоленные связи с романской традицией. Шартрский ансамбль явился отнюдь не простым повторением портального ансамбля церкви Сен- Дени, а результатом живого творческого процесса, в котором идеи Сен-Дени были и развиты, и модифицированы.

До сих пор остается нерешенным вопрос, создавался ли Королевский портал с самого начала на том месте, где он теперь находится, то есть в одной плоскости с западными гранями фасадных башен, или он первоначально планировался, а может быть, и строился у восточных граней башен. В 1901—1903 годах археологи, производившие раскопки в западном конце главного нефа собора, высказали предположение, что в 30—40-х годах XII века, в начальный период сооружения башен, создание единой фасадной плоскости вовсе не предусматривалось.118 Археологи наткнулись на мощные фундаменты какого-то сооружения и сочли их остатками стоявшего там некогда портала. Это убеждение заставило ученых думать, что Королевский портал и окна над ним были построены первоначально в дальнем, восточном конце межбашенного пространства и служили фасадной стеной располагавшегося позади них двухэтажного нартекса, равного по ширине главному нефу базилики. Нижний этаж нартекса имел, по их мнению, три нефа, чем и объясняется трехчастная структура портала, а второй этаж занимала капелла, которую освещало окно с выполненными тогда же витражами. Позже, в 50-х годах, считали эти ученые, когда строительство юго-западной башни продвинулось, нартекс упразднили, центральный неф собора продлили до западных граней башен, а фасад нартекса — стену с порталами и окнами — переместили к западу и поставили в один фронт с западными гранями башен.

В 1937—1938 годах в западной части здания были вторично произведены раскопки. Проанализировав в 1955 году результаты обоих этапов археологических исследований, Э. Фельс119
пришел к выводу, что сохранившиеся под главным нефом фундаменты не могли принадлежать порталу, поскольку они не содержат никаких следов уступчатых откосов, и что на этих фундаментах скорее всего покоилась массивная четырехгранная башня, которая служила западным завершением базилики XI века. Действительно, подобные башни, унаследованные романской архитектурой от каролингской эпохи, были типичны для французских церквей XI века. Согласно мнению Фельса, Королевский портал не передвигался, он с самого начала строился у западных граней башен и мыслился как часть фасадной плоскости.

Однако вскоре после появления статьи Фельса В. Зауэрлендер 120 обратил внимание на факты, показывающие, что процесс сооружения Королевского портала протекал отнюдь не гладко. По наблюдениям Зауэрлендера, в декоре боковых, примыкающих к башням порталов есть некоторые изъяны. Так, в обоих архитравах южного портала — в скульптурных фризах со сценами Рождества Христова и Принесения во храм — срезана правая половина тела у каждой из крайних справа, граничащих с башенной стеной фигур. В нижней части архивольтов, там, где они соприкасаются с абаками колонн, у фигур античных мудрецов обрезаны ноги, а в тимпане ликвидирован балдахин над фигурой Богоматери, который иначе выступал бы за вершину нынешней арки, и от него остались только базы колонок. Из всего этого можно заключить, что портал был некогда шире и выше, чем теперь. Ббль- шие размеры имел, очевидно, и левый портал. Но там, чтобы сузить его, вынули по одному или по два камня из средней части обоих архитравов, и затем их разрезанные половины снова соединили вместе, в тимпане же сохранили среднюю плиту с фигурой возносящегося Христа, а обрезали и затем присоединили к ней боковые плиты. В местах соединения половин архитравов видны вертикальные швы (слева от средней оси), а в украшающих архитравы рельефах оказались изъяты некоторые фигуры. В результате в нижнем архитраве вместо двенадцати апостолов изображены десять, а в верхнем у одного из ангелов недостает крыла, кроме того, у нижних фигур архивольтов, как и в правом портале, обрезаны ноги. В тимпане обрезаны крылья у обоих ангелов, фланкирующих фигуру Христа. Все факты наводят на мысль, что порталы были рассчитаны первоначально на определенный интервал между башнями, а затем оказались втиснутыми в более узкое пространство. Зауэрлендер ограничился в своей статье констатацией этих переделок, не взявшись умозаключать, произошли ли изменения вследствие перемещения порталов или они имели какие-то иные причины.121 Никаких убедительных объяснений не смогли предложить исследователи и в последующие десятилетия.

Во всяком случае, бесспорно, что, в отличие от фасада церкви Сен-Дени, строительство фасада Шартрского собора осуществлялось согласно традиционно романскому аддитивному принципу. Фасад постепенно «собирали» из отдельных элементов. Из фасада Сен-Дени шартрские архитекторы взяли наиболее эффектные, наиболее декоративные его элементы — три портала со скульптурой и три окна с витражами. Неудивительно, что основная идея разработанной в Сен-Дени фасадной концепции, заключавшаяся в том, чтобы сделать фасад проекцией на плоскость пространственных членений церковного здания — его трехнефной и трехъярусной структуры, — в западном фасаде Шартрского собора осталась нереализованной.