Превосходят остальные прежде всего своей величиной и вытянутостью пропорций; они занимают большую часть колонны, благодаря чему безраздельно доминируют в декоре нижней части портала. Кроме того, они с ног до головы охвачены единой вертикализо- ванной линией контура, и все линии внутри этого контура — драпировок, предметов, которые фигуры держат в руках, — тоже единонаправлены, разделяя стремление ввысь архитектурных линий. Желая устранить все препятствия на пути совместного движения линий колонн и статуй, мастер отказался от балдахинов над головами фигур и от фигурок под их ногами. Он проявил здесь тот же максимализм, обнаружил то же намерение с предельной четкостью сформулировать новую концепцию и с программной наглядностью предъявить ее зрителю, которое обусловило и многие другие черты иконографии и архитектоники ансамбля. Отдавая должное отваге мастеров, создавших новые формы — балдахинов, фигурок под ногами статуй, фигурной консоли, следует, однако, признать, что фактически мастер центрального портала был прав. В шартрском ансамбле, принимая во внимание неподвижность фигур и недостаточную полноту их объемов, эти новые формы действительно появились несколько преждевременно. Мастер, создававший декор центрального портала, будучи, вероятно, ответственным и за всю композицию ансамбля, безошибочно почувствовал внутреннюю логику Королевского портала, собственную художественную идею этого произведения. Пропорции и ритмы ансамбля, присущие ему соотношения плоскостей и объемов требовали именно такого решения. В нем сказалась сила художественной одаренности мастера, оно во многом определило неповторимый художественный эффект, производимый Королевским порталом.