Кижский погост

Русские деревянные церкви, как и избы, являются произведениями подлинного народного творчества. Их композиции, конструктивные формы и детали предопределены свойствами дерева.

Как и при конструировании избы или укреплении, исходным элементом был сруб. В церковном зодчестве сруб бывал трех видов: квадратный, восьмиугольный и крестообразный. Старинная русская церковь состояла из трех основных частей: главного помещения для молящихся, алтаря и притвора (входная часть — обширные сени).

В этих храмах главный сруб перекрывался крутой двускатной кровлей, на середине конька которой на небольшом барабане ставилась луковичная главка. Каетские храмы особой нарядностью не отличались и строились в небогатых приходах (христианских общинах).

Примером простейшей клетской церкви может служить древнейшая из сохранившихся деревянных церквей — Лазаревская церковь Муромского монастыря, построенная, по местному преданию, до 1391 г.

Это маленькая квадратная постройка, покрытая двускатной крышей, с главой, шея которой поставлена прямо на конек, с квадратным прирубом для алтаря с востока и притвором с запада. Размеры этой маленькой церкви: длина — 8,8 м, ширина — 3,6 м. Такие церкви и часовни были распространены в Заонежье вплоть до XVIII в.

В настоящее время Лазаревская церковь входит в состав заповедника деревянного зодчества на острове Кижи. Тип храма, композиция которого строилась на восьмиугольном главном помещении, предоставляла значительно больше возможностей для развития парадной и богатой композиции. Действительно «круглые» храмы в процессе эволюции превратились в сложные произведения народной архитектуры.

Форма основного объема вызвала и появление неизбежного в этом случае покрытия в виде такой же восьмиугольной высокой пирамиды — шатра. По замыслу строителей, шатровая церковь должна была привлекать внимание и внушать уважение как «дом Божий».

Наиболее древние из этого типа храмов: церковь в селах Лявля (1587), Панилово (1600) и Выйский погост (1600). Трудно сказать, когда появились первые шатровые церкви. В одной псковской рукописи XII в. изображено подобие шатровой церкви, и, возможно, этот тип церкви зародился на Руси еще в глубокой древности.

Старейшей из дошедших до наших дней церквей была Введенская — в селе Сура Архангельской области (1587). Она имела более стройные пропорции, чем Паниловская, и бочечные покрытия на всех четырех прирубах.

Помимо шатровых церквей русское деревянное зодчество уже в XVI в. знало ярусные церкви — башни, состоявшие из постепенно уменьшавшихся квадратных в плане срубов, поставленных один на другой. Такой была построенная в 1595 г. и не дошедшая до нас церковь Ниловой пустыни на озере Селигер, состоявшая из трех четвериков, покрытых каждый на восемь скатов.

Верхний четверик был увенчан луковичной главкой на круглой шее, а к нижнему срубу примыкали алтарь и притвор. Здание было очень похоже на построенную столетием позже в тех же местах церковь Ширкова погоста. Русская деревянная архитектура, судя по древнейшим из ее сохранившихся памятников, относящихся к XV — XVI вв., достигла в это время высокого технического и художественного уровня и имела вполне сложившиеся национальные черты.

Вершина древнего деревянного русского зодчества — храмы Кижского погоста. Какова история этих построек? Уже в XIV в. земли, примыкавшие к Онежскому озеру, входили в состав Обонежской пятины Великого Новгорода. Через озеро шел путь к новгородским владениям на Беломорье. Несколько десятков поселений обычно объединялись административным центром — погостом.

Здесь располагались местные органы самоуправления, устраивались ярмарки и народные празднества. Тут же был и основной церковный приход с кладбищем. Нередко погосты служили и крепостями, особенно когда они стояли недалеко от рубежей Русского государства.

Главной постройкой погоста всегда являлся высокий храм, поставленный, как правило, на возвышенности. Церковь была не только местом богослужений. В храмах и на площадях перед ними проходили народные собрания. Вся жизнь погоста проходила вокруг церкви, поэтому в строительстве и украшении ее принимали участие все жители окрестных сел и деревень.

Именно таким административно-территориальным объединением, включавшим в себя в XV в. более 100 деревень, был Спасский Кижский погост на Кижском острове Онежского озера.

Каким был Кижский погост в те далекие времена, сказать трудно. В XVI-XVII вв. Заонежье стало глухой провинцией Русского государства. В писцовых книгах XVI в. значится, что уже в то время в Кижах стояли две деревянные церкви: Спаса Преображения и Покрова Пресвятой Богородицы.

Тип церкви-колокольни

Тип церкви-колокольни имел в русской архитектуре давние традиции. Духовская церковь XV в. в Троице-Сергиевом монастыре, церковь-колокольня в г. Александрове XVI в., так же как и Спасская церковь в г. Киржаче XVII в., — ранние примеры такого рода храмов.

Точно так же центрическая композиция башнеобразного храма-монумента преемственно связана с каменными или деревянными шатровыми церквами крестом или о двадцати стенах. Русской деревянной архитектуре была известна и ярусная композиция вертикального объема, но восьмерики этих церквей не были так функционально обоснованы, как в ярусных храмах «под колоколы».

Особенностью вотчинных церквей является устройство в западной стене главного помещения ложи для владельца усадьбы, возрождающее в новой форме древний прием устройства хор.

В церкви Покрова в Филях новые черты выражены особенно ярко. В ней сочетаются появляющийся в русской архитектуре конца XVII в., но известный зодчеству Украины уже с XV в. четырехлепестковый план и типичные для русских построек подклет, гульбище и башнеобразная композиция центрального объема, увенчанного колокольней. Расположение малых глав по странам света также связывает эту постройку с украинскими пятибашенными храмами.

Стройный ступенчатый силуэт храма вписывается в треугольник с вогнутыми сторонами, что создает плавный переход от земли и широкого основания храма к вершине. Этому отвечает и общее облегчение архитектурных масс здания по высоте, ярусы последовательно убывают по величине, становясь более стройными, оконные проемы относительно увеличиваются, не противореча конструктивной логике сооружения.

Образ легко и непринужденно растущего ввысь здания создается и трактовкой стены, которая выглядит здесь заполнением каркаса, благодаря подчеркиванию структурных линий сооружения элементами ордера.