В 1692 г., через сорок лет после освящения, Преображенский собор был расписан. Как и в снесенном Успенском соборе Ярославля, по трем внутренним стенам нижегородского собора шла надпись: «Благословением Вседержителя Бога Отца, властию Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа и содействием Святого и Животворящего Духа, начато сие стенное иконописание во святей Соборной Церкви Преображения Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, при державе Благочестивейших Государей, Царей и Великих Князей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича… в лето… от Рождества Христова 1692»37.

Описывая в конце XIX в. уже не существовавший Спасский собор, исследователи указывают на дополнительную пару опор в алтаре, т.е., по их словам, алтарные своды поддерживались четырьмя квадратными столбами38. Подобное устройство заиконостасного пространства может служить прямым указанием на копирование алтарной композиции Успенского собора Московского Кремля, но оно не подтверждается чертежом А. Леера, на котором нет дополнительных алтарных опор. Устройство алтаря Спасского храма остается вопросом спорным. В интерьере нижегородского собора использованы и другие прямые заимствования из московского храма. Одной из редчайших конструктивных особенностей, свидетельствующей о детальном знании мастерами архитектуры Успенского собора, является прием, использованный ими в центральном барабане нижегородского храма, — резкое увеличение диаметра барабана в зоне опорного кольца39. Прием, позволивший Фиораванти выделить в группе глав центральную при сохранении одинаковой ширины всех трех нефов здания, в XVI в. был повторен лишь в соборе Новодевичьего монастыря (1550-е гг.)40. Хотя в Спасском соборе средний неф был не на много, но все же шире остальных, а значит, не было необходимости «искусственно» увеличивать диаметр барабана, зодчие все-таки употребили этот прием, дословно скопировав столичный образец.

Очевидно, что из того же московского источника происходят круглые столбы со стилизованными кубовидными капителями. Круглые столбы в XVI в. повторились лишь в одном памятнике шестистолпного типа — Благовещенском соборе Казани (1561-1562 гг.)41. С XVI в. неоспоримым признаком ориентации на московский Успенский собор стало использование крестовых сводов, а после 1626 г.42 — крестовых сводов в сочетании с пониженными подпружными арками. По имеющемуся разрезу сложно определить характер перекрытий сооружения, однако слабо пониженные подпружные арки прочитываются однозначно. И, наконец, особенность самих перекрытий, заключающаяся в незначительных высотных перепадах между отдельными «травеями», говорит о стремлении зодчих приблизиться к «палатному» типу внутреннего пространства, впервые на Руси воплощенному в Успенском соборе.

Можно сделать некоторые замечания, основанные на документальных свидетельствах, о мастерах, строивших Спасский собор. Известно, что подряд на строительство Спасского собора получил нижегородский купец Семен Задорин, первоначально составивший смету на ремонт храма, а впоследствии руководивший всеми работами по возведению нового собора44. Непосредственно к нему обращается Алексей Михайлович после того, как смету не смог составить «таможенный голова Пантелей Золотов»45. Семен Филиппович Задорин — один из выдающихся исторических персонажей XVII в., сделавший значительное состояние к середине столетия, сумевший проявить себя на различных государевых службах и получивший царскую жалованную грамоту за свои заслуги в 1651 г.

По происхождению ярославец, Задорин в 1638 г. «в Астрахани… учинил прибыли пять тысяч рублев слишком, да он же завел вновь, зделал наши бусы (морские суда) для заморсково ходу торговых людей», позже «сыскал пониже Нижнего Новагорода зженые извести дватцать четыре печи и тою известью делал по нашему (царскому) указу таможню и важню… и церковь соборную (в Нижнем Новгороде) доделывал тою ж известью, и учинил прибыли против купли у той извести болши полуторы тысящи рублев. И за те ево службы нам великому государю… Алексею Михайловичу велели Семену в наших великих государствах быти гостем… И во дворех у него на Москве и по городам стрельцов никаких и всяких ино- земцов не ставити и тягла никаких податей не имати…»46. До строительства Преображенского собора Семен Задорин уже имел строительный опыт: в 1647 г. при его участии была поставлена каменная церковь в нижегородском Воскресенском монастыре.

Известно также, что мастеров-каменщиков Задорин получил из нижегородского Печерского монастыря48: они оставили свой «автограф» на фасаде Спасского собора в виде дополнительного окошка на восточной стене выше абсид. Однако, исходя из анализа архитектурных особенностей собора, можно заключить, что мастера, составлявшие местную строительную артель, работали под руководством человека, детально знакомого со столичной московской архитектурой — им мог быть сам Семен Задорин, или один из артельщиков, или специально присланный на строительство собора зодчий из Москвы.

Относительно участия знаменитого подмастерья каменных дел первой половины XVII в. Антипы Константинова в строительстве Спасского собора мы не имеем достоверных сведений. Но его род был включен в синодик этого собора, что не исключает причастности зодчего к строительству храма49.