Как и предыдущие храмы, располагается на территории бывшего кремля, сейчас утерявшего оборонительные стены, но до сих пор являющегося композиционным ядром города. При составлении регулярного плана Рязани в 1780-1782 гг. собор был выбран главенствующей городской доминантой, к нему были направлены центральные магистрали, образующие классицистический трезубец улиц. Из-за своих исключительных размеров храм и в современном городе не потерял значения одного из основных вертикальных ориентиров.

Как и псковский собор, рязанский храм обладает необходимым набором типологических черт, позволяющим его формальным образцом считать московский собор Фиораванти. Но рязанский собор также может служить примером нарушения всех норм строительства по образцу принятых в XVII в. Его объемно-пространственная композиция, как и художественный образ в целом наделены чертами ярко выраженной индивидуальности и характерности, что составляет особенность группы соборов конца XVII в. и формирует новое образное представление о памятнике кремлевского типа.

Важнейшим композиционным новшеством стало изменение основных пропорций здания. Определяющей координатой композиции становится вертикаль, к которой тяготеют все остальные составляющие. Иллюстрацией этому может служить стремление Я. Бухвостова к увеличению высоты четверика собора. На акцентированном вертикализме строится новая соборная образность конца XVII в., и дополнительные композиционные элементы призваны еще раз подчеркнуть высотную составляющую памятника103.

Рязанский собор, увенчанный традиционным пятиглавием, поставлен на подклет и окружен гульбищем, первоначальные формы которого утрачены еще в первой половине XVIII в., с востока к основному объему примыкают три невысокие абсиды. На гульбище вели два лестничных всхода — с севера и запада, один из которых (северный) утрачен и не был впоследствии восстановлен104. Построение объемно-пространственной структуры отличается простотой и ясной логикой: все ее компоненты — четверик, абсиды, пятиглавие и галерея с лестницей — хорошо «прорисованы» и скомпонованы друг с другом, вместе составляя уравновешенную композицию.

Внутреннее пространство Успенского собора построено на принципе наложения нового метода пропорционирования на традиционную интерьерную композицию шестистолпного сооружения. При разбивке плановой основы зодчий применил наиболее узнаваемый прием, отсылающий зрителя к главным особенностям первообраза (Успенского собора Московского Кремля): предалтарный прямоугольник, стремящийся к квадрату, он поделил на равные ячейки, продемонстрировав знание рационального построения плановой сетки, впервые примененной Аристотелем Фиораванти. Гигантские опорные столбы были сделаны круглыми и без постаментов, что также является не обычным композиционным приемом, а отсылкой к образцу. Круглые столбы появлялись в композиции шестистолпных храмов в случае прямого, хотя и не слишком тщательного копирования в XVI в. (Благовещенский собор в Казани), а в XVII в. в памятниках с прямым государственным заказом, финансировавшихся из Москвы (нижегородский и желтоводский соборы). Деление плановой основы на одинаковые ячейки не часто, но использовалось зодчими XVI-XVII вв.105, применение круглых столбов также встречается в шестистолпных соборах, однако соединение этих двух приемов нетипично и говорит о последовательном указании на первообраз, важный для заказчика — рязанского митрополита106.

В соборе Рязани круглые столбы московского Успенского собора помещены в качественно иное пространство. Здание превышает московский храм по размерам: длина, ширина и высота четверика без гульбища в среднем на 2 м больше московского храма107. Из-за необходимости перекрытия большей площади увеличиваются и остальные величины: диаметр опор становится 3,4 м в отличие от московских столбов, имеющих в поперечнике только 2 м, толщина наружных стен доходит до 2,7 м (в московском храме — 1,7 м), вследствие чего параметры отдельной ячейки — примерно 6,3 х 6,3 м — оказываются совсем не намного больше ячейки собора Фиораванти (6 х 6 м). В целом же — внутреннее пространство рязанского собора практически идентично по размерам интерьеру Успенского собора Фиораванти, но в него помещены столбы на 1,4 м толще и на 2 м выше, чем в московском образце. Это существенно меняет внутренние пропорциональные соотношения, поэтому интерьер рязанского храма выглядит затесненным массивными опорами, тяжеловесными и инертными, особенно в сравнении с декоративной легкостью фасадов здания.

Для создателей собора, как уже говорилось, одной из важнейших образных характеристик была вертикальная устремленность всей архитектурной композиции, поэтому мастера стремились максимально увеличить высоту собора. Если снаружи этому способствовали и подклет, поднимавший здание примерно на 4,5 м, и фасадные деления на прясла, и общая разбивка стен на этажи с вертикально ориентированными окнами, то в интерьере ощутить значительную высоту можно только «поэтапно». Внутреннее пространство собора условно разделено на три зоны: нижний пространственный уровень до сводов, где основным высотным ориентиром служат столбы, верхний уровень — цилиндры трех предалтарных световых барабанов, заканчивающиеся купольными сводами, и между ними располагается уровень сводов. Уровень барабанов выделен в особую пространственную зону посредством нескольких приемов. Под- пружные арки, перекинутые между столбами, понижены, тогда как купольные компартименты вытягиваются вверх к главам на значительную высоту относительно уровня сводов, сами по себе барабаны также имеют вытянутые пропорции, поэтому образующиеся длинные восьмигранные «призмы» воспринимаются как самостоятельные пространства.

Перепады высот имеют границу, проходящую по волнообразной линии подпружных арок, подчеркнутую концентрацией света в верхней зоне — выше указанной границы. Уровень барабанов подчеркивается также разработанностью специфических форм: для перехода к круглым барабанам мастер использует не традиционные для крестово-купольного храма паруса, а целую систему приемов, используемую в церквях типа «восьмерик на четверике». В основании перехода располагаются конусообразные тромпы, на них поставлены восьмигранные в плане постаменты в виде наклоненных внутрь граней, на которые опираются круглые кольца барабанов. Система перехода во всех пяти купольных компарти- ментах одинаковая, за исключением того, что западные барабаны с помощью большего наклона граней восьмерика внутрь уменьшены, по сравнению с центральным, в диаметре. В среднем барабане расположены восемь оконных проемов, в боковых — по шесть. Под двумя тромпами юго-западного барабана, примыкающими к стене, помещены небольшие фигурные консоли, оживляющие композицию. Все купольные компар- тименты в своем основании под тромпами имеют тонкий карниз, четко разделяющий верхнюю и нижнюю пространственные зоны.

Уровень сводов рязанского собора также обладает ясно обозначенными границами: на пониженные подпружные арки положен горизонтальный карниз, служащий основанием для подъема лотков сводов и одновременно — разделяющей линией. Для перекрытия шести пространственных ячеек мастера также прибегают к неординарному решению. Вместо обычных в крестово-купольных храмах коробовых либо крестовых сводов, в рязанском соборе используются искусственно смоделированные сомкнутые (или четырехлотковые) своды: подпружная арка не используется по своему прямому назначению, а достраивается до горизонтали, на которую опираются лотки. Такой «сложносоставленный» свод в шестис- толпных соборах никогда не применялся, его появление в рязанском храме можно связать с традицией перекрытия им бесстолпных церквей, то есть каждая отдельная ячейка Успенского собора подобна пространству бесстолпного храмика, а весь верхний уровень внутреннего пространства может быть уподоблен составлению вместе нескольких таких бес- столпных сооружений.

На стенах в связи с устройством трех уровней оконных проемов возникли определенные проблемы с размещением третьего ряда. Верхнее окно попадало своим арочным завершением на плоскость начинающегося лотка. Чтобы избежать изогнутой поверхности, над верхними окнами были устроены небольшие распалубки, также широко применяющиеся в подобных случаях в бесстолпных храмах.

Во внутреннем пространстве рязанского собора следует отметить подчеркнутое деление на ярусы. Помимо трех рядов окон, эта отчетливо читаемая «этажность» обозначена двумя отливами стен, проходящими на уровне низа второго уровня окон и между вторым и третьим рядами. В интерьере имеются и другие горизонтальные членения. Это отмеченные выше карнизы, отделяющие уровень сводов и зону барабанов, а также профилированные участки карнизов, расположенные на стенах собора и выполняющие роль импостов подпружных арок. Они находятся на одном уровне с капителями столбов, отдаленно напоминающих характерные капители московского Успенского собора, только более низких и ограниченных карнизами сверху и снизу.

В собор ведут три входа, причем их расположение необычно для шес- тистолпного сооружения. Боковые входные проемы помещены не в первом от иконостаса делении стены, когда входящий в храм попадает непосредственно под центральный купол, освещающий амвон, а в среднее, т.е. во второе от алтарной преграды деление. Тем самым создается интерьер, симметричный в нижней зоне, но лишенный симметрии в верхней — из- за сдвинутых к востоку барабанов. Подобное расположение входов характерно для четырехстолпных храмов с иконостасом у восточной стены, как бы подражающих большим соборам. Но в таких храмах симметрия интерьера была полной, так как все пять барабанов располагались над основным пространством храма таким образом, что центральный освещал второе деление от иконостаса, т.е. самую середину здания. Перенесение месторасположения входов в собор вполне могло было быть одним из требований заказчика, связанным с особенностями богослужения рязанского митрополита.