При Людовике VI престиж сансской церкви был важным политическим фактором в борьбе короля за упрочение положения домена и расширение его влияния. Дело в том, что хотя сансский архиепископ издавна именовался «Примас Галлии и Германии», однако сансская метрополия до правления Людовика VI подчинялась архиепископской метрополии Лиона, который принадлежал не к землям французской короны, а к империи. Французский король не желал мириться с зависимостью сансской церкви, тем более от метрополии, находившейся во враждебном Франции государстве. Людовику VI удалось добиться от папы Калликста II (1119—1124) самостоятельности сансского архиепископства. Строительство нового собора должно было достойно ознаменовать это событие.

Естественно, что в такой ситуации король стремился иметь во главе сансской метрополии человека, чья деятельность не шла бы вразрез с интересами королевской политики. Это было важно еще и потому, что большая часть территории сансского архидиоцеза находилась во владениях графа Шампани, противника централизаторских устремлений французского короля, и архиепископ, недостаточно тесно связанный с королем, легко мог стать орудием в руках феодальной оппозиции.87

При содействии Людовика VI архиепископскую кафедру занял в 1121 году некто Анри по прозвищу Санглье (кабан). Он происходил из мелкофеодального рода Гарландов, приближенных королем ко двору. Возвышение этого прежде мало известного рода не было единичным случаем в период правления Людовика VI. Король намеренно приближал к себе многих мелких й средних феодалов, так как видел в них опору в своей борьбе с центробежными стремлениями крупной знати. Но Гарланды преуспели больше остальных. Один из них, Этьен, стал канцлером и сенешалем и в течение двадцати лет занимал в королевстве исключительное положение. Он обладал властью не меньшей, чем король.

Сделав архиепископом своего человека, Людовик VI, казалось бы, предотвратил всякую возможность нежелательных влияний на церковную политику домена. Однако непредвиденным для него образом такое влияние возникло и устранить его было не по силам даже королю. После пяти лет пребывания на архиепископской кафедре, в течение которых Анри Санглье действовал в полном соответствии с интересами короля, он в 1126 году внезапно подчинился авторитету Бернарда Клервоского, проводившего оппозиционную королю папскую политику. В том же году, подвергнув обвинениям в суетности и светскости аббата Сугерия, Бернард склонил его к реформе уклада монастырской жизни. С подобными же нападками обрушился он и на сансского архиепископа. Но если для Сугерия уступка требованиям Бернарда была не более чем дипломатическим шагом, и он сумел сохранить свою независимость и продолжал служить прежде всего королю, то сансский архиепископ всецело подпал под влияние Бернарда и остался до конца своей жизни его страстным приверженцем. Вскоре после своего обращения он попросил Бернарда написать ему наставление, которым он мог бы руководствоваться в дальнейшей церковной деятельности. На эту просьбу Бернард немедленно откликнулся трактатом «О поведении и обязанностях епископа». Настойчиво стремясь призвать к реформе прелатов — наиболее верных сторонников короля, Бернард Клервоский преследовал далеко идущие цели. Он хотел низвергнуть Этьена Гарланда, который не допускал вмешательства папской партии церковников в дела королевской политики. Этот замысел Бернарду удался. Сугерий, поняв его планы, не стал им препятствовать, сансский архиепископ был готов исполнить любую его волю. С 1127 года благодаря интригам Бернарда Клервоского авторитет Этьена Гарланда пошатнулся, он впал в немилость у короля, а после смерти Людовика VI его карьера окончательно рухнула. Однако и сансский архиепископ своей безраздельной преданностью Бернарду навлек на себя гнев короля. Желая защитить архиепископа, Бернард обратился к папе с жалобой на Людовика VI, в которой называл короля новым Иродом, а епископов, только что родившихся для благочестивой жизни и притесняемых королем, уподоблял вифлеемским младенцам.88

Стремление короля поднять престиж и расширить права домена, с одной стороны, и дружба сансского архиепископа с Бернардом Клерво- ским — с другой, обусловили весьма существенные черты облика Сансского собора. Уже говорилось о том, что получение сансской метрополией независимости требовало сооружения нового представительного соборного здания.