Освящение собора, перестраивавшегося после пожара, состоялось в 1158 году. Поскольку портал открывается в середину южного бокового нефа, он должен был возникнуть не позже середины 50-х годов. Обращенный к городу, служивший тогда главным входом в храм, портал собора в Ле Мане имеет большие размеры. Но пропорции его приземисты, и завершается он полукруглой аркой. Уже в этом виден определенный регресс по сравнению с вытянутыми в высоту и стрельчатыми шартрскими порталами, некая «романизация» замысла шартрского ансамбля.

По иконографии скульптурный декор портала в Ле Мане аналогичен шартрскому. Как и в главном портале шартрского ансамбля, на каждом откосе стоят перед колоннами четыре фигуры ветхозаветных царей и цариц. Согласно свидетельствам очевидцев, на свитке фигуры, находящейся справа, вблизи дверного проема, еще в 1841 году можно было прочитать надпись «Salomo». Ряды статуй дополняют две рельефные фигуры апостолов Петра и Павла, помещенные на лицевых гранях столбов по сторонам дверного проема. В отличие от фронтально стоящих статуй, апостолы изображены в трехчетвертном повороте, как будто бы они направляются ко входу в храм. В тимпане представлено Апокалиптическое видение, на балке изображены апостолы, в архивольтах — ангелы и сцены из жизни Христа.

Главное, что бросается в глаза при взгляде на портал, — это ббльшая, чем в Шартре, плоскостность всех фигур, в том числе и статуй. В то время как шартрские статуи вынесены вперед, статуи Ле Мана распластываются вдоль откосов, не подчеркивая, а скорее маскируя архитектурный каркас портала. К тому же фигуры почти равнозначны в системе декора портала с орнаментальными мотивами. Архитектурные элементы, украшенные орнаментами, расположены не позади статуй, как в Шартре, а в одной плоскости с ними и в теснейшем соседстве. Прямо над головами статуй вырастают длинные капители с несколькими рядами пышных акантовых листьев. Стилизованным растительным орнаментом сплошь покрыты уступчатые карнизы откосов. Колонки под ногами статуй испещрены геометрическими орнаментами, с которыми сливаются сухие, графичные складки одежд фигур. Лица статуй повреждены, но, судя по всему, в них отсутствовало то движение пробуждающейся жизни, которое явилось столь важным завоеванием главного из шартрских мастеров. Сцене в тимпане также недостает ясности. Фигурам Христа и апокалиптических животных тесно в маленьком полукруглом поле, и потому их трудно зрительно отделить друг от друга. Трудно распознать сюжеты и в многолюдных, перегруженных сценах архивольтов. Мастер портала в Ле Мане упростил и исказил шартрскую концепцию. Вместо кристаллически-четкой структуры, которая в шартрском Королевском портале облегчала чтение идейной программы, прослеживание связей между отдельными ее звеньями, в портале Ле Мана, напротив, побеждает орнаментальная стихия, в которой тонут содержательно важные компоненты декора.

Своей кульминации стремление к декоративности и орнаментальное™ достигает в двух порталах собора Буржа, выполненных, как принято считать, несколько позже портала в соборе Ле Мана, около 1160 года. Ныне порталы находятся на южной и северной сторонах продольного корпуса Буржского собора, но исследования показали, что это место не было первоначальным, так как фундаменты порталов не совпадают ни по материалу, ни по характеру кладки камня с остатками фундаментов собора XII века, и, следовательно, порталы могли быть поставлены на их нынешнее место только во время строительства готического соборного здания, около 1225 года.24
Л. Гродецкий предположил, что порталы предназначались для неосуществленного в XII веке западного фасада собора, где планировалась трехпортальная композиция, однако архитектурные детали со скульптурами были выполнены лишь для двух порталов, которые смонтировали позже, в XIII веке, причем не вполне правильно. Так, главный портал должен был иметь восемь статуй на откосах, но две из них поставили на другой, меньший портал.

Центральным в задуманном ансамбле был, несомненно, портал, открывающийся ныне в южный неф соборного здания. Скульптурный декор имеет ту же программу и организован так же, как в портале собора Ле Мана. В одной из фигур откосов можно по скрижалям опознать Моисея. Статуи этого портала, хотя они стоят перед колоннами, выглядят углубленными в стену откоса. Этому способствует плоскостная, как и в Ле Мане, трактовка фигур, а также их соотношение с архитектурными членениями. Новаторская структурная идея, воплощенная в шартрских порталах — статуи, «висящие» перед колоннами, дублирующие их, — здесь сведена на нет. Стволы колонн, поднимающихся от цоколя портала, прерваны толстыми, объемными капителями, которые завершаются широкими платформами. Эти короткие колонки с капителями служат пьедесталами для статуй. Колонки же за спинами статуй тоньше и потому гораздо глубже вдвинуты в углы между уступами портала, чем нижние. Кроме того, над каждой статуей нависает архитектурный балдахин, обрамляя ее голову аркой, акцентированной орнаментом. В результате всего этого фигуры выглядят как бы стоящим в нишах. К тому же статуи откосов не доминируют в ансамбле скульптурного декора ни по масштабам, ни по выразительности. Их лица, на правом откосе вылепленные более энергично, на левом — более плоские, все одинаково неподвижны и не одушевлены каким-либо намеком на мимику; складки же одежд, гра- фичные, как и в Ле Мане, образуют различные узоры, которые прекрасно ладят с обильной орнаментикой, покрывающей все архитектурные детали портала. Фигуры тимпана и архивольтов также утопают в орнаментах. Орнаментальный декор очень активен, многослоен и разнообразен по своим мотивам. Здесь присутствует тот же набор геометрических орнаментов, что в Шартре и Ле Мане: ромбики, квадратики, чешуйки, четырехлистники, меандр, шарики. Все это соседствует с растительными формами — акантом, пальметтами, усиками, плетенками, среди которых карабкаются нагие человеческие фигурки. В растительный орнамент капителей над головами статуй включены библейские сцены и отдельные персонажи. Изображены Грехопадение Адама и Евы, Изгнание их из Рая, Жертвоприношение Авраамом Исаака, Самсон со львом, Ной с виноградной гроздью, царь Давид с арфой.