Анхальтский вокзал

Новаторские поиски были свойственны и архитекторам, в том числе и работавшим в традициях готического стиля. Это больше всего относится к творчеству арх. Георга Готлоба Унгевиттера (1820—1864)—последователя Виолле ле Дюка и особенно его ученика арх. Карла Шефера (1844—1908).

Автор ряда церквей в готическом стиле, университета в Марбурге, а также жилых домов, для которых он пытался приспособить средневековый тип фахверкового дома (например, дом Гримма в Марбурге), Шефер сыграл большую роль как воспитатель молодежи, будучи преподавателем в высших технических школах Берлина и Карлсруэ.

Его новаторские взгляды заключались в том, что он видел основу формы в конструкции. Разные представители эклектической архитектуры того времени пытались выработать какой-то единый стиль. Вначале это было или обращением к какому-либо стилю прошлого или сочетанием нескольких стилей.

Так, с именем арх. Конрада Вильгельма Хазе (1818—1902), в течение 45 лет (с 1849) возглавлявшего архитектурно-практическую и педагогическую деятельность в Ганновере, связано стремление утвердить в качестве единственного стиля готику, причем именно немецкую церковную кирпичную готику, которую он считал необходимым перенести в современное светское строительство.

В результате деятельности Хазе, его учеников и последователей во многих городах Германии появилось множество готических церквей (в Берлине в этом направлении работали архитекторы Август Орт и Иоганнес Отцен, 1839—1911), вокзалов, ратуш (в Мюнхене — арх. Г. Хаубериссер, 1841 —1922) и школ.

Обращение к традиционному для Германии строительству зданий из необлицованного кирпича совпало по времени с оживлением интереса к памятникам ее средневекового прошлого. С 1842 г. начинаются работы по достройке оставшегося незаконченным собора в Кёльне (работы эти продолжались по 1880 г. — 38 лет). Предпринимается и ряд реставрационных работ, которые, однако, нередко приводят к искажению памятников.

При обращении к национальному средневековому наследию использовали и романский стиль для культовых зданий (церковь памяти имп. Вильгельма в Берлине, 1891, арх. Фридрих Швехтен, 1841 —1924).

Попытки выработать «новый» стиль иногда носили полу-анекдотический характер. Например, баварский король Максимилиан объявил в 1851 г. конкурс на создание нового стиля. Было предложено спроектировать целую улицу, застроенную жилыми домами в новом стиле.

Появившаяся в результате этого конкурса улица Максимилианштрассе в Мюнхене (арх. Ф. Бюрклейн, 1813—1872) представляет причудливую смесь всевозможных стилей с преобладанием английской готики.

Эклектика и стилизация господствовали в архитектуре Германии еще долгое время; это Дворец юстиции в Мюнхене (арх. Ф. фон Тирш, 1852—1921), построенный в 1905 г. в стиле поздней готики, здание Рейхстага в Берлине (1894—1910, рис. 7, арх. П. Валлот, 1842—1910), главный вокзал в Кёльне (1894, арх. Л. Гофман, 1852— 1932), собор в Берлине (1893—1904, арх. Ю. Рашдорф), возведенные в стиле итальянского ренессанса, и ратуши в Гамбурге (1886, арх. Халлер) и в Лейпциге (1905, арх. X. Лихт, 1841 —1923), выстроенные в стиле немецкого ренессанса.

Некоторые из перечисленных зданий построены в стиле, переходном от ренессанса к барокко (здания Рейхстага и собора в Берлине). Вообще, чем ближе к XX в., тем больше встречается в немецкой архитектуре элементов барокко, а в начале XX в. в Германии является наиболее распространенным из применяемых исторических стилей (ратуша в Дрездене арх. К. Рота, работы арх. Г. фон Зейдля, 1848— 1913).

Однако к концу века во многих произведениях поздней эклектики уже присутствуют черты, свидетельствующие о начале ее распада: в одних сооружениях, как, например, в вокзалах, в фасаде выявляется объем перронного зала (Анхальтский вокзал в Берлине, 1880—1885, арх. Ф. Швехтен), в других новые строительные материалы применяются без обычной для XIX в. маскировки (купол здания Рейхстага из металла и стекла). Г. фон Зейдль (Национальный музей в Мюнхене, 1896— 1900) использует исторические стили с известной свободой, выражающейся, например, в сознательном нарушении принятых форм, их масштаба, пропорций и взаимосвязи.

Вместе с тем, хотя практика использования стилей прошлого постепенно себя изживала, цели, которые преследовала эта архитектура, такие, как достижение национального своеобразия или репрезентативности внешнего облика, сохранялись и даже выступали в более обнаженном виде.