Корпус собора в Шартре начал стро- иться в последнем десятилетии XII века, на тридцать лет позже соборов Лана и Парижа, и был завершен к 1220 году. Его архитектор принадлежал к тому же поколению, что и создатель западного фасада Парижского собора, и, подобно ему, сумел поднять свое произведение на новую ступень стилевой зрелости. Как и в парижском фасаде, инерция романского художественного мышления в Шартрском соборе полностью преодолена: системностью построения Шартрский собор намного превосходит все создававшееся ранее. Как и на парижском фасаде, в Шартрском соборе можно видеть новую пластику архитектурных форм и новые их сочетания.

В здании Шартрского собора встречаются истоки готики и начало ее кульминационной фазы. Западный фасад собора явился, наряду с церковью Сен-Дени, отправным пунктом формирования готического стиля, архитектура же соборного корпуса замыкает раннеготическую эпоху и открывает собой ряд французских соборов высокой готики. Вскоре вслед за Шартрским началось строительство Реймсского (1211) и Амьенского (1220) соборов, в архитектуре и скульптуре которых готический стиль достиг наивысшей полноты своего выражения. Для обоих послужили образцами план Шартрского собора, структура стены его главного нефа, во многом и его стилистика. Точно так же западные фасады Ланского и Парижского соборов стали образцами для реймсского и амьенского фасадов.

Исследователю, задавшемуся целью постепенно, шаг за шагом, проследить процесс формирования готического стиля во французском монументальном искусстве, архитектура Шартрского собора особенно интересна, потому что весь его огромный корпус был построен за чрезвычайно короткий срок, примерно за двадцать пять лет. Вследствие этого его архитектурную концепцию отличает удивительная целостность. Этот собор не содержит в себе напластований, вкраплений или перестроек позднейших периодов, что делает его достоверным и красноречивым документом художественного мышления того этапа в развитии готики, когда все компоненты, необходимые для собора зрелой фазы стиля, уже присутствуют и логично соподчинены между собой; найдены также масштабы и пропорции готического здания в целом и отдельных его частей, ритм движения внутреннего пространства и специфичный для зрелой соборной готики пластический язык архитектурных форм, и в то же время ресурсы стиля еще далеко не исчерпаны, и остается открытым путь к дальнейшему развитию. После Шартрского собора это развитие устремилось прежде всего к усилению пространственного воздействия интерьера здания, а в наружном его облике — к облегчению масс и обогащению их декоративными архитектурными деталями.