Если рассматривать Иверский собор в качестве произведения, воплотившего в себе идеи Никона, то в художественных особенностях храма нужно видеть отражение архитектурного опыта патриарха, соответству ющего этапам его жизненного пути. Отчасти на облик валдайского собора оказала влияние московская архитектура. В период архимандритства Никона в Новоспасском монастыре по заказу царской фамилии заканчивалось строительство грандиозного соборного храма (1645-1649 гг.). Став патриархом, Никон в качестве заказчика осуществляет постройку патриаршего двора с церковью Двенадцати Апостолов в Московском Кремле (1652-1656 гг.). Некоторые черты московского зодчества этого времени прочитываются в первом самостоятельном памятнике никоновского строительства — валдайском соборе. В основном, это отдельные элементы декоративной системы, элегантные и утонченные, не подходящие для образа сурового северного памятника.

Особую роль в жизни Никона играл Соловецкий монастырь. Отсюда начинается его карьера: в Анзерском скиту в 1635 г. он принял монашеский постриг, а через семнадцать лет Никон отправляется на Соловки за мощами митрополита Филиппа. Ядро архитектурного комплекса Соловецкого монастыря — собор и трапезная — сформировалось в XVI в. и принадлежит к новгородской архитектурной традиции этого столетия, но на всем протяжении XVII в. в монастыре также ведется активное строительство51. Впечатления Никона от зодчества Соловков расширяются и обогащаются новым поворотом его судьбы: став в 1650 г. новгородским митрополитом, Никон ближе знакомится с памятниками древнерусского зодчества Северо-Запада — огромным пластом самобытной культуры, воспринимаемым в Московской Руси XVI-XVII вв. как источник традиций русского православия. Создание образа «северного» собора, узнаваемого во всех памятниках никоновского строительства — монументального, немногословного и значительного, — кажется попыткой проникновения в сущность новгородского зодчества (прежде всего, XVI в.) и попыткой создания идеального современного архитектурного типа по аналогии с древним.

Для основания Иверского монастыря патриарх Никон избирает особенное место: по дороге из Москвы в Новгород, среди живописных валдайских озер, на небольшом островке с красивым пологим рельефом. Собор поставлен на самом высоком месте острова, так что вошедшему внутрь монастыря он видится немного снизу, в конце перспективы, создаваемой двумя более поздними зданиями: трапезной с церковью Богоявления и келейными корпусами с колокольней. Небольшое взгорье придает гигантскому объему собора еще большую высоту и монументальность. Одним из основных качеств архитектурной композиции храма является ее устойчивость: стены здания слегка наклонены внутрь, создавая силуэтную пирамидальность. Основанием композиции служит галерея-паперть с тремя входными палатками, охватывающая собор со всех сторон. Из галереи вырастают внушительные соборные стены, разделенные тяжелыми лопатками на прясла; четверик покрывает палаточная кровля со щипцами, возвышающимися над крупными закомарами; с востока над галереей поднимаются на одинаковую высоту три абсиды; венчает собор композиция из пяти сдвинутых к востоку граненых барабанов, декорированных карнизами и аркатурными поясами. Верно найденные пропорции памятника не дают распасться объемно-пространственной композиции на составные части — собор выглядит единым, хотя и сложно организованным сооружением.

До 1666 г. собор являлся единственным каменным сооружением в монастыре52, поэтому впечатление от его величественности было еще более сильным. Павел Алеппский видел храм еще не достроенным, однако отметил, что он «красивее, обширнее и выше соборной церкви в Москве»53 и воздавал ему хвалу, подсчитывая немалые деньги, вложенные Никоном в постройку.