В панорамах западноевропейских городов центр может быть выделен слабо. При большой плотности застройки гораздо важнее была иерархия внутренних пространств, чем иерархия доминант во внешних картинах.

Так в Таллине две вертикали центра — ратуша и церковь Пюхавайму — представляют собой менее сильные доминанты, чем расположенные в стороне от него церкви Олевисте и Нигулисте.

В то же время во внутренней пространственной организации города центр выделен отчетливо — ратушная площадь контрастно выделяется среди узких средневековых улиц.

Подчеркнем, что не выделенность центра в панорамах хотя и встречается в других, готических в своей основе, городах, например, в Риге, но не является обязательным признаком данной градостроительной культуры.

Следовавшая за Средневековьем эпоха Возрождения не вызвала, как уже упоминалось, сколько-нибудь существенных изменений структуры большинства городов. Тогда не было возможности для широкой их перестройки и чаще всего приходилось довольствоваться росписью домов в новом духе.

Наружная роспись, по большей части не дошедшая до нас, была чрезвычайно популярна. Почти все художники принимали участие в преобразовании города, в превращении его в фантастический идеальный город ренессансных утопий.

Следовавшее за Возрождением оставило нам памятники более крупных градостроительных преобразований, однако в большинстве городов и этот период представлен лишь отдельными сооружениями или ансамблями, поэтому интереснее для нас период классицизма.

В Росси с ним связано широкое преобразование структуры и застройки большинства городов, так что сегодня произведения этой эпохи составляют значительную часть нашего архитектурного наследия. Кроме того, классицизм больше, чем, например, барокко, является антитезой Средневековью и дает рассмотреть существенно иной тип наследия.