Проходящий по всем фасадам здания под нижним карнизом городчатый фриз принадлежит, бесспорно, к первому строительному периоду, но он был бы скорее уместен на фасадах более раннего сооружения. К подобным же, немного запаздывающим элементам относятся лопатки, делящие стены храма на прясла. В рязанском соборе они уже были заменены тонкими сдвоенными полуколонками, в тамбовском же памятнике полуколонки появились лишь в композиции абсид — наиболее почитаемой части храма. Ко времени строительства епископа Питирима принадлежат два профилированных карниза, один из которых помещен в уровне отлива стены и опоясывает все фасады здания, включая абсиды, второй, более разработанный, устроен над вторым уровнем алтарных окон.

Первоначальное оформление окон первого уровня четверика и всех окон алтарной части не сохранилось. Их наличники, по всей видимости, были срублены, а новые сделаны во время расширения западной паперти храма в начале XX в.

Нерешенным остается вопрос о дате самых верхних круглых окон. На первый взгляд, они смотрятся чужеродными элементами на фасадах древнерусского шестистолпного храма, и их скорее можно отнести ко времени достройки памятника во второй половине XVIII в. Однако именно к периоду 1680-1690-х гг. мы относим круглые окна третьего уровня смоленского собора, который, на наш взгляд, являлся вторым не оговоренным в официальных документах прототипом тамбовского питиримовского собора. Начальный строительный период смоленского храма (1677-1679 гг.) совпадает с первыми годами настоятельства будущего тамбовского епископа в смоленском вяземском Предтечевом монастыре. Отдельные формы своего бывшего кафедрального храма Питирим воспроизводит в новом соборе меньших размеров. Помимо верхних круглых окон, которые мы решаемся датировать 1690-ми гг., к таким формам относятся алтарные абсиды, поднятые на высоту четверика храма. Хотя современная восточная часть Успенского собора в Смоленске перестроена в XVIII в., известно, что первоначальные абсиды были очень высокими, из-за чего они отошли от основного объема и строительство сооружения было приостановлено.

Таким образом, тамбовский собор при жизни епископа Питирима был воздвигнут примерно на современную высоту. В его внешнем облике лишь эклектические наличники некоторых окон и венчающее классицистическое пятиглавие не являются первоначальными, остальные же элементы фасадной композиции и декоративного убранства надо отнести к 1690-м гг. Доведение стен до завершающего карниза в первый строительный период кажется достаточно последовательным решением и, в какой-то степени, объясняет легкость сооружения в первой половине XVIII в. деревянных перекрытий над храмом. Большинство композиционных элементов и деталей декоративного убранства верхнего храма относятся к XVIII-XIX вв., важно отметить только, что здешние опоры, имеющие круглую форму, якобы сделаны таковыми еще при епископе Питириме и что высота верхнего храма должна была быть многим больше, так как диаметр круглых столбов (2 м) предполагает более вытянутое вверх помещение (в современном храме пропорции сильно нарушены, из-за чего столбы выглядят тяжеловесными).

Возвращаясь к пространственной композиции собора, необходимо отметить, что в тамбовском храме есть необычный для шестистолпных соборов композиционный элемент — двухэтажная западная паперть, в которой помещается лестница, ведущая на второй этаж. До середины XIX в. эта лестница располагалась внутри здания, в его западных компар- тиментах, существенно уменьшая пространство храма. Подобное архитектурное решение кажется надуманным, неразумным и не соответствующим общему уровню мастерства, с которым выполнено здание.

Очевидно, что тамбовский собор с самого начала задумывался своим заказчиком двухэтажным. Именно поэтому его нижнее помещение наделено всеми признаками подклетного этажа: основательными по площади прямоугольными опорами, меняющимися в верхней церкви на круглые колонны, низкими крестовыми сводами с растянутыми пологими подпружными арками (в восточной части сводами, слитыми с арками), а также размещением входов не в центральных пряслах стен, а в крайних западных фасадных делениях. Обычным для соборов на под- клетах является устройство обходных галерей, с которых осуществлялся вход в верхнюю церковь. Очевидно, такое композиционное решение хотел воплотить в тамбовском соборе епископ Питирим. Как и рязанский храм, тамбовский должен был иметь открытую обходную галерею, охватывающую, возможно, и восточную часть, а его стены должны были подниматься выше еще на один уровень окон. Однако в силу ли финансовых затруднений или из-за ограниченности технических возможностей первоначальный замысел осуществлен не был, и собор приобрел тот облик, который сохранился до наших дней.

Косвенно это подтверждают схожие черты двух соборов. Высота нижнего этажа тамбовского храма почти равна высоте подклета рязанского собора. Параметры опорных столбов нижних церквей приближаются друг к другу, ширина же пространственной ячейки рязанского храма, по-видимому, была взята за основу всей плановой системы тамбовского собора. Аналогичен в двух храмах прием постановки окон второго яруса на междуэтажный карниз: только в рязанском соборе они возвышаются непосредственно над обходящей галереей, а в тамбовском из-за ее отсутствия — над нижним карнизом. Если, первоначально задумывая устройство галереи, епископ Питирим впоследствии решил от нее отказаться, то мастерство, с которым был найден выход из трудного положения, поистине замечательно. Внешний облик храма XVII в. оставляет впечатление цельного сооружения, в котором нельзя обнаружить каких-либо несовпадений, неточностей или профессиональных промахов.

Тамбовский Спасо-Преображенский собор, никогда ранее не рассматривавшийся в контексте архитектуры XVII в., пополняет ряд шестистолпных храмов конца этого столетия. Из-за последующих архитектурных наслоений в нем трудно четко выделить черты образца и определить конкретный памятник, на который ориентировались при его строительстве. Особенности его архитектурного облика подтверждают тенденции, обозначившиеся в шестистолпных храмах в конце века: его пространственная композиция усложнилась введением подцерковья и, предположительно, галереи, а в его декорации присутствуют элементы нарышкинского стиля. Декоративные детали собора отличаются хорошим качеством, судить о достоинствах общей первоначальной композиции храма некорректно из-за ее очевидной незавершенности. Возведенный в пограничной епархии, вдали от архитектурных центров XVII в., тамбовский собор пополнил ряд больших архиерейских соборов, появившихся накануне Нового времени.