Стал образцом для готических соборных фасадов, прежде всего для фасада Реймсского собора. Это произошло и благодаря его новаторский композиции — с большой розой в центре, и благодаря увлекательности, романтичности его облика. Кроме того, он мог служить для готических зодчих первого поколения учебником типологически новых архитектурных элементов. Один из наиболее важных среди них — первая во французской архитектуре подлинно готическая роза. Розы фасадов трансепта, выполненные, вероятно, лет на двадцать раньше западной, еще представляли собой совокупность врезанных в стену на расстоянии друг от друга небольших розеток. Роза западного фасада — это вписанная в круглое отверстие ажурная каменная звезда, в которую, в свою очередь, вставлен ажурный круг с 12-лепестковым цветком. Она была прообразом тех сложных орнаментальных каменных переплетов, которые стали появляться четверть века спустя в розах и стрельчатых окнах готических соборов. Пинакли и вимперги тоже впервые вошли здесь в композицию фасадной стены. До этого пинакли лишь сопровождали шпиль большой фасадной башни, как, например, в церкви Нотр-Дам-дю-Фор в Этампе. На фасаде Ланского собора они также присутствуют в основаниях башен, но, кроме того, венчают собой контрфорсы над порталами. Образцовыми для «классических» готических соборов — Реймсского и Амьенского — стали и сами башни ланского фасада. Основной их объем — восьмигранник. К его диагональным, по отношению к фасадной плоскости, сторонам примыкают два яруса табернаклей, внизу — четырехгранные с восьмигранными колонками, выше — восьмигранные с цилиндрическими колонками. Возникает специфически готическая структура, составленная из лепящихся друг к другу граненых форм, подобная друзе кристаллов. В этой структуре и формах башен уже видно, какие беспредельные возможности для архитектурной фантазии открывала перед зодчими готика, по сравнению с романской архитектурой. Недаром Вийяр де Оннекур написал в XIII веке, когда вокруг него уже существовало много Готических зданий, что он нигде не видел башен, подобных ланским, и занес в свой альбом план башни и рисунок, воспроизводящий ее структуру.

На этих башнях появляется и еще один новый, неизвестный романской архитектуре, типично готический, «соборный» вид декора—16 больших полуфигур быков, выглядывающих по два из всех четырех верхних табер- наклей каждой башни. Возникновение этих фигур связано с легендой, относящейся к 1111 году, когда собор восстанавливали после разрушения, которому он подвергся во время городского восстания. Согласно этой легенде, однажды возчики никак не могли втащить на вершину холма тележку со строительным камнем. Внезапно появился неизвестно откуда взявшийся бык, сам впрягся в тележку и, довезя ее до самого верху, таинственным образом исчез. Быки на ланских фасадных башнях имеют фантастический вид. Они отчасти похожи на ослов, вообще же они принадлежат к тому классу неведомых чудовищ, «химер», которые вскоре, приобретя более причудливые формы и приняв на себя функции водостоков, получили широкое распространение в готической архитектуре.

Фасад собора в Лане представляет собой формирующийся на глазах у зрителя, утверждающий себя с неистовой, почти варварской силой принципиально антиклассический архитектурный образ готики.