Несмотря на то, что замки по-прежнему имели башни, рвы с водой и другие укрепления, уже со второй половины XV в. в них начали проступать черты, более присущие светским сооружениям, а в XVI в. эти изменения стали еще заметнее. Укрепленные замки-дворцы конца XV в. увенчивались очень высокими крышами с остроконечными люкарнами, лестницы располагались в отдельных башнях, окна имели каменные крестовины. В общем решении замков обычно ясно читалась готика. Столетия готики, устоявшиеся традиции в характере построения находили выражение в вертикалях, образуемых окнами и люкарнами, винтовыми лестницами, водостоками с химерами. Вместе с тем влияние Возрождения было заметно в декоре отдельных объемов замков или в их интерьерах, как, например в замке Амбуаз, во дворце Людовика XII в Блуа.

В постройках начала — середины XVI в. северного крыла замка Франциска I в Блуа, замка в Шамборе появились новшества: членение фасада поясами междуэтажных тяг и пилястрами. В профилировке деталей сказывалось влияние классических образцов. Классический язык Италии часто находил применение, но французы выработали свой собственный стиль.

Строительство северного крыла замка Франциска I в Блуа сыграло важную роль в развитии архитектуры Возрождения во Франции. Возведение сооружения начали в первые годы XVI в., строили около 10 лет, но закончено оно так и не было. В этой постройке заметно влияние итальянского Возрождения: характерный декор, аркады и др. Французские архитекторы XVI в. уделяли лестницам больше внимания, чем итальянцы. С XV в. столетия во Франции существовала традиция устройства винтовых лестниц. Большая открытая лестница замка Блуа продолжала эту тему, хотя и в новой интерпретации. В ней использовались уже классические декоративные мотивы, хотя оконные проемы по старой традиции еще имели косые очертания, повторяющие наклон самой лестницы. Прием членения фасада своеобразными ордерными аркадами, за которыми находится стена с окнами, получит развитие в последующих постройках.

В замке Шамбор с его общей готической системой с высокими кровлями, невероятно сложной и запоминающейся композицией из башен, башенок, печных труб, венчающих донжон, уже нет дозорных галерей с зубцами и машику- лями в башнях. Фасад представляет собой многоярусную ордерную композицию, в которой большой карниз и балюстрада сочетаются с крутой крышей и башенками, напоминающими о более раннем периоде французской архитектуры. Нижние этажи украшены пилястрами. В углах первого этажа замка, строго симметричного, что характерно для Возрождения, устроены башенки, которые напоминают о насущной необходимости фортификационных устройств в замках средневековья.

Замок Шамбор знаменит и своей лестницей, сложное устройство которой предположительно основывалось на рисунке Леонардо да Винчи. Новизна, красота и практичность этой лестницы произвели впечатление на Палладио, который включил ее в главу о лестницах первой книги своего труда «Четыре книги об архитектуре».

Фонтенбло — развитый дворцово-замковый комплекс, который начали строить в 1528 г., и строительство продолжалось с перерывами вплоть до начала XIX в.. Главный вход, расположенный на уровне второго этажа, подчеркнут двумя красивыми изогнутыми лестницами с резными балюстрадами и рустовкой. Фонтенбло особенно знаменит своими интерьерами, для создания которых король приглашал итальянских художников. Они делали роскошные интерьеры.

Собственный стиль, сложившийся здесь в декоре интерьера, включал роспись, лепнину и скульптуру, использование ордера. В декоре много стуковых рельефов, стенной живописи, деревянных панелей и кессонированных потолков. Деревянные панели, золоченые рамы и зеркала были характерны для этого стиля, так называемой «школы Фонтенбло», распространившегося затем не только во Франции, но и в других странах.

К середине — второй половине XVI в. относится творчество Филибера Делорма (1510-1570 гг.), королевского архитектора, в течение нескольких лет изучавшего итальянское Возрождение, написавшего теоретические трактаты «Архитектура», «Новые изобретения, чтобы строить хорошо и дешево». Среди его построек — замок короля в Анэ, галерея Генриха II в Фонтенбло, гробница Франциска I в Сен-Дени и замок Тюильри. Его постройки отличаются большим размахом и сложными построениями.

Замок Анэ (начало строительства 1546 г.) — ансамбль, композиция которого представляла собой четкое геометрическое построение. На главной оси находились центральные въездные ворота, представляющие собой сложное самостоятельное сооружение, П-образный дворец и система дворов. Ров окружал весь комплекс, в котором, несмотря на новшества в виде трехъярусного ордерного портала на оси замка и открытых галерей в первом этаже главного корпуса и правом крыле, было еще много готических элементов.

На формирование центра Парижа и связанной с ним планировочной структуры города оказало влияние начатое в XVI в. грандиозное строительство двух дворцов: Лувра и Тюильри.

Тюильри — дворец для Екатерины Медичи, матери Карла IX, крупнейшее сооружение Делорма (начат в 1563 г.). Свое название дворец получил по имени черепичных мастерских, которые располагались на этом месте. Громадный прямоугольный в плане комплекс (260 х 100 м) представлял собой четкую замкнутую симметричную систему дворов и корпусов. Наследием готики в планировке было отсутствие коридоров, в результате чего большинство залов были проходными. Протяженный фасад в центральной части представлял ордерную аркаду с аттиком и членился на девять частей пятью ризалитами повышенной этажности с высокими крышами. Замысел архитектора реализовался частично — построен был лишь западный корпус. Ныне дворец не существует, так как сгорел во времена Парижской коммуны.

В 1546 г. Франциск I поручил Пьеру Леско коренным образом перестроить Лувр в соответствии с требованиями изменившегося придворного быта и художественного вкуса. На месте донжона Леско и Жан Гужон (существуют разные версии о доле участия Гужона в строительстве) предполагали построить дворец в форме замкнутого каре. План дворца простой, фасад очень живописный и нарядный и представляет собой трехэтажный корпус, в котором первый и второй этажи обработаны коринфским и композитными ордерами. Верхний, аттиковый, этаж украшен коринфским ордером с измененными по сравнению с классическим пропорциями.

Французские архитекторы, осваивая достижения итальянского Возрождения, творчески развивали их на новой почве. Национальные особенности проявились в своеобразно решенных арках первого яруса, в окнах на всю высоту этажа, которые впоследствии получат название «французских окон», богато декорированной кровле, в общем жизнерадостном облике сооружения. Нарядный выходящий во двор фасад был полной противоположностью наружному. Его суровость подчеркивал ров, окружавший замок. Леско и Гужон построили западное крыло и половину южного с павильоном на углу, образовав югозападный угол будущего прямоугольника. Возведенная ими часть Лувра — одно из ярких сооружений высокого французского Возрождения.

Возведение Дворца Тюильри оказало влияние на формирование луврского комплекса: появилась идея объединить Лувр и Тюильри крытой галереей. Сначала перпендикулярно Сене была создана Малая Галерея и сооружена Большая Галерея (1564-1567) вдоль Сены, соединившая Лувр с Тюильри через угловой павильон Флоры. Эта галерея — одна из самых протяженных в мире: ее длина 442 м. Авторы Матезо и Дюсерсо выразили в ней художественное кредо мастеров позднего Возрождения.

В 1624 г. Ж. Лемерьсье вдвое удлинил существующий фасад Леско и Гужона, построив симметрично юго-западному крылу Леско такой же корпус, образовавший северо-западный угол. На стыке зодчий поставил квадратную башню — павильон Часов (павильон Сюлли). Высокий павильон увенчан куполом со срезанной вершиной и украшен кариатидами. В определенной мере это еще ренессансная постройка. В 1661 г. Луи Лево возвел южное и восточное крылья дворца. Огромный квадратный двор замкнулся. Перестройка Лувра продолжалась и дальше.

В этот же период работал Жан Бюллан, оставивший после себя крупные сооружения и теоретические труды. И хотя его вклад в развитие архитектуры несколько скромнее, чем, например, Делорма, тем не менее он является автором больших замков-дворцов в Экуане и Шантийи. В последнем он впервые во Франции применил большой ордер.

Значительным памятником архитектуры, завершающим в Париже эпоху французского Возрождения, является Люксембургский дворец, который построили на землях герцога Люксембургского, о чем напоминает название. В 1611 г. де Бросс на землях герцога Люксембургского начал строительство дворца для Марии Медичи, жены короля Генриха IV. Мария Медичи — итальянка, родом из Флоренции, и Соломон де Бросс (заканчивал стройку Лемерсье) получил задание построить дворец, который напоминал бы королеве ее родной город. Строительство началось с разбивки большого регулярного сада.

Дворец в плане представляет замкнутое каре. Ризалиты, имеющие самостоятельные объемы с высокими крышами, располагаются по углам и по главной оси. Роль главного корпуса на боковых фасадах подчеркивается удвоением ризалитов. Центральная ось выделяется многоярусным портиком. Фасады рустованные, украшены парными пилястрами и колоннами тоже с рустовкой. Перед традиционными французскими слуховыми окнами были расположены балюстрады. Дворец украшала написанная Рубенсом серия картин, в аллегорической форме рассказывающая о жизни королевы. Строительство было закончено в 1625 г., а через несколько лет королеву выслали из Парижа. Люксембургский дворец является примером позднего Возрождения во Франции, история которого заканчивается на рубеже XVI-XVII вв. Зодчие Франции не только в полной мере освоили новую стилистику, но пошли по пути творческого развития, обогащая и совершенствуя ее в соответствии с эстетическими и конструктивными предпочтениями своей страны.

Нельзя не упомянуть архитектора XVI в. Дюсерсо старшего. Он сделал огромное количество гравюр, на которых изобразил архитектурные сооружения и их детали. Сборник гравюр «Наиболее прекрасные постройки Франции» второй половины XVI в. служит своеобразной энциклопедией французской архитектуры XVI в. Его значение неизменно возрастает, так как многие из изображенных построек уже давно не существуют.