В двух других витражах шартрского ансамбля темы трактованы гораздо проще, чем в Сен-Дени. Свою задачу составители шартрской программы видели в том, чтобы изложить евангельские события в хронологическом порядке, представив серию эпизодов, последовательно читающихся от нижнего края композиции до ее верха. В целом программа шартрского витражного ансамбля получилась иной по смыслу, чем программа ансамбля витражей в хоре церкви Сен-Дени. Там в средних капеллах несколько тем — эпизоды из жизни Моисея, аллегории, почерпнутые из писаний апостола Павла, хрис- тологический и мариологический циклы — рассмотрены составителями программы под одним и тем же углом зрения. Смысл каждого витража составляет теологическая спекуляция по поводу преемственной связи Ветхого и Нового заветов. Шартрский ансамбль воплощает только одну тему. Показана история Пришествия Христа в мир, и характер раскрытия этой темы —конкретный, иллюстративный. Вместо спекуляций представлены общепонятные, общеизвестные, общеупотребительные в искусстве образы и события, требующие от зрителя не разгадывания смысла, не усилий ума, а лишь узнавания сюжетов. Отчасти такая несхожесть программ объясняется различиями в социальных функциях витражных ансамблей Сен-Дени и Шартрского собора. В монастырской церкви Сен-Дени, в капеллах хора, предназначавшихся в первую очередь для монахов, уместны были композиции, склонявшие зрителя к длительному созерцанию и к размышлениям. Витражи в капеллах располагаются низко, вблизи от зрителя, их можно детально рассмотреть. В Шартрском соборе, храме белого духовенства, витражи адресовались главным образом мирянам. Они расположены высоко на западной стене храма и рассчитаны на далевой взгляд, сразу охватывающий весь ансамбль. Здесь теологические тонкости остались бы непонятыми и даже не увиденными. Та программа и тот способ ее изобразительного воплощения, которые были избраны в Шартре, адекватно отвечали местоположению витражей и их социальной функции. Они позволяют зрителю легко опознавать сюжеты и дают представление о грандиозной значимости христологической темы. Насколько верно чувствовали составители программ витражей церкви Сен-Дени и Шартрского собора разницу в характере святилищ, показывает тот факт, 4fo в витраже Сен-Дени, изображающем «Древо Иессеево», тексты, написанные на свитках пророков, содержат слова о царском достоинстве грядущего Мессии, в шартрском же витраже таких слов нет.146 Это вполне закономерно. Церковь Сен-Дени была идейным и духовным оплотом королевской власти, и там изображение царской родословной Христа заключало в себе важный злободневный смысл. Оно побуждало зрителей проводить мысленные параллели, делать умозаключения относительно высоты, предопределенности и наследности власти французских королей. Шартрский же собор не имел с домом Капетингов такой тесной связи, поэтому в шартрском витраже с «Древом Иессеевым» смысловой нюанс, содержавший политический намек, был опущен, зато композиция вошла в новый, широкий контекст христологической темы. Программа шартрского ансамбля витражей и ее изобразительное воплощение отнюдь не означали обеднения, редукции идей, заложенных в цикле витражей Сен-Дени. В Шартре преследовались иные цели. Сложности и субъективности теологических построений Сугерия составители шартрской программы противопоставили простоту, общедоступность для понимания и беспрецедентную цельность и полноту охвата христологической темы.

Единству и широте программы соответствует способ ее подачи. В Сен- Дени витражи приходится рассматривать по очереди, переходя от окна к окну, из капеллы в капеллу. На западной стене шартрского собора три окна расположены в одной плоскости, что обеспечивает одновременное восприятие всех частей ансамбля. Витражный комплекс становится демонстративным, активно завладевает вниманием зрителя. Активности воздействия способствуют и масштабность ансамбля, и его рациональное, систематичное построение (трехчастность) и та последовательность, с какой ведется повествование в витражах среднего и южного окон. Всеми этими свойствами витражи западного фасада шартрского собора чрезвычайно близки Королевскому порталу. Новое, ансамблевое, системное мышление формировалось в Шартре, таким образом, одновременно у витражистов, архитекторов и скульпторов.

Легко, правда, заметить, что по своей архитектонике витражи примитивнее порталов. Композиционную изобретательность витража с «Древом Иессеевым», затейливость его линейной схемы относить на счет шартрских мастеров не приходится. В двух же других окнах линейные схемы монотонны — длинные ряды кругов или кругов и квадратов. В распоряжении витражистов не было архитектурного каркаса, как у декораторов Королевского портала, а лишь оконный проем, разделенный на квадраты, и они заполнили его простейшим способом. Однако важным и новым, по сравнению с другими витражами, сохранившимися от той эпохи, свойством шартрского ансамбля является множественность в нем однородных элементов. Она сообщает ансамблю в добавление к его большим размерам некую внутреннюю масштабность, создает впечатление неисчерпаемости и универсальности содержания христологической темы. Этими чертами витражный ансамбль также составляет параллель Королевскому порталу, его населенности, множественности его статуй и фигур в архивольтах.