Являются также выверенность всех пропорций собора и однородность числовых отношений, определяющих весь строй здания. Масштабно и количественно компоненты собора постоянно соотносятся как 1: 2. Травея главного нефа в два раза шире травеи бокового нефа, главный неф в два раза выше боковых (24,40: 12,12 м). Высота стены главного нефа от пят сводов до пола делится абаками аркад на две равные части." Каждой арке нижнего яруса соответствуют две арки три- фория, в каждую из них, в свою очередь, вписаны еще две арки. Сдвоены колонны нефа, стоящие в промежутках между столбами, в каждой травее главного нефа помещено по паре сдвоенных окон. Все это обусловливает впечатление зрелой продуманности архитектуры Сансского собора и предвещает изощренный рационализм структуры будущих готических соборов.

Еще одна важная черта Сансского собора — нарастание вертикализма от периферийных частей здания к его средней части. В боковых нефах своды, как и в главном нефе, нервюрные, но они имеют полуциркульные очертания. Кроме того, плоскости стен боковых нефов расчленены слепыми полуциркульными аркадами, которые видны в пролетах арок главного нефа. В главном же нефе очертания сводов, окон, арок обоих ярусов — стрельчатые, и притом с одной и той же стрелой подъема. Преодоление сил притяжения осуществляется, таким образом, в главном нефе с большей энергией, чем в боковых нефах. В соборах развитой готики нарастание вертикализма от боковых нефов к главному стало, правда, осуществляться иными, более действенными средствами — узостью и огромной высотой главного нефа, вытянутостью пропорций его компонентов и сильной артикуляцией всех вертикальных линий.

При неоспоримой новизне своей структуры Сансский собор имеет все же много традиционных черт. Особенно заметны были они до перестройки, которая производилась на протяжении нескольких столетий, начиная с 20-х годов XIII века. Наиболее существенно изменила интерьер собора переделка окон. Первоначально они были маленькими и узкими. Около 1230 года увеличили оконные проемы хора, около 1310 года — окна главного нефа. Изменения такого рода производились в эпоху высокой готики во многих церковных зданиях XII века, в том числе в Парижском соборе. Окна Сансского собора можно было удлинить только ввысь, так как внизу они упирались в пояс трифория. Для того, чтобы сделать это, пришлось поднять пяты сводов, в результате чего сводчатая конструкция изменила свой вид. Раньше, когда нервюры спускались ниже, их кривизна была большей, и распалубки имели сильно вогнутую форму. Поэтому свод не выглядел сплошным, как теперь, а представлял собой ряд вздымающихся друг за другом куполообразных покрытий, в которых глубокие затененные ячейки распалубок чередовались с выпуклыми, сильно освещенными валиками нервюр.100 Волнистая поверхность свода, беспокойная светотень с контрастами темных и светлых участков, чередующиеся опоры — все это придавало главному нефу собора пре— рывистый, пульсирующий ритм, который несколько противоречил идее непрерывного, слитного пространства, содержавшейся в соборном плане.

Кроме того, пропорции главного нефа Сансского собора довольно приземисты. Его высота не составляет резкого контраста с его шириной (24,40 : 15,25 м).101 В процессе дальнейшего развития готики вертикализм пропорций в соборах все возрастал, высота главного нефа все больше превосходила его ширину (в Амьенском соборе, ознаменовавшем собой кульминационный пункт этого развития, высота главного нефа достигла 42,5 м, а ширина в три раза меньше— 14 м). Приземисты в Сансском соборе и пропорции колонн нижнего яруса и аркад трифория, их формы тяжеловесны, валики нервюр и стволы служебных колонн толсты. Благодаря всему этому интерьер собора производит впечатление спокойствия, солидной устойчивости. В нем нет еще того увлекающего движения вперед и взлета ввысь, которое характеризует готические интерьеры. Освещение главного нефа было также довольно скупым. Окна имели небольшие размеры, осевая капелла, добавленная к хору, являла, правда, собой световой фонарь, но она давала лишь локализованный свет, не распространявшийся на весь хор. Ничего похожего на свет в хоре церкви Сен-Дени, наполняющий, заливающий все пространство, в Сансском соборе не было. Очевидно, что проблему светоносности архитектуры зодчий перед собой не ставил.

К счастью, перестройка, производившаяся в Сансском соборе в эпоху высокой и поздней готики, не настолько обширна и радикальна, чтобы помешать увидеть и понять архитектурную концепцию XII века. Сансский собор интересен тем, что весь его корпус был сооружен в начальный период сложения готики. По всей вероятности, его строительство завершилось в первой половине 60-х годов XII столетия. В 1163 году папа Александр III, изгнанный своими противниками из Рима, принял приглашение Людовика VII и прибыл во Францию. Временной папской резиденцией стал Санс. Папа провел там 18 месяцев и 19 апреля 1164 года освятил алтарь в Сансском соборе, а за несколько дней до этого, 6 апреля, издал буллу, санкционировавшую сбор средств для сооружения башен и портала собора, а также для выполнения скульптур и витражей. Из этого можно заключить, что собор был тогда уже построен. Скорее всего, папа остановился в Сансе не только потому, что сансская метрополия главенствовала в королевских владениях, но и потому, что она располагала новым зданием собора, достаточно обширным для торжественных богослужений, способным вместить многочисленную папскую свиту.

О том, что современники оказались в состоянии оценить новаторские архитектурные идеи, воплощенные в Сансском соборе, свидетельствует победа сансского архитектора Гийома в конкурсе, устроенном в 1175 году в Англии, в связи с затевавшимся строительством Кентерберийского собора. За пять лет сансский зодчий построил в Кентербери соборный хор, повторив в нем основные черты архитектуры Сансского собора — шестичастные нер- вюрные своды, чередующиеся опоры, трехчастную структуру стены с три- форием.

Церковь Сен-Дени и Сансский собор были задуманы, по всей вероятности, независимо друг от друга, и поиски архитекторов шли по разным направлениям. В церкви Сен-Дени был создан новый образ храма. В Сансском соборе был подробнее разработан конструктивный и структурный каркас здания, необходимый для создания такого образа, хотя сам образ получился во многом традиционным. В Сен-Дени впервые обнаружили себя новая эмоциональность и поэтичность готики, в Сансском соборе — ее рационализм, зримая, демонстративная логика конструкции и структуры готического здания.