В конце 30-х годов XII века, когда аббат Сен-Дени Сугерий начал радикальную перестройку церкви своего монастыря, общая ситуация в искусстве, казалось бы, не предвещала, что художественная концепция задуманного Сугерием храма будет новаторской и ознаменует собой начало нового большого этапа в развитии западного средневекового искусства — готики. Этот факт выглядит неожиданным и даже, пожалуй, преждевременным среди художественных процессов, происходивших тогда во Франции. На всей ее территории, как и повсюду в Европе, безраздельно царил романский стиль. Просуществовав к этому времени более полутора столетий, достигнув еще во второй половине XI века зрелости, он продолжал развиваться и в начале XII века вступил в свою кульминационную фазу. Его ансамбли обрели невиданные дотоле масштабность, цельность и богатство форм. К концу первой трети XII века творческие потенции романского стиля далеко еще не были исчерпаны. Он не обнаруживал никаких признаков упадка или застоя. К 30-м годам XII столетия относятся многие из его самых высоких художественных достижений.

Можно сказать, что романское искусство второй половины XI—первой трети XII веков в его художественно наиболее полноценных культовых произведениях было вполне актуальным для своей эпохи. Оно четко отражало ее важнейшие политические и социальные явления. Оно отвечало религиозным настроениям широких народных масс этого периода и формировало их представления о мире. Оно удовлетворяло запросы интеллектуальной части общества, так как своей структурой и символикой романский храм воплощал идеи теологов.

Так, разнообразие региональных вариантов, сложившихся во французском искусстве во второй половине XI—начале XII века, составляет параллель явлениям феодального партикуляризма. Правда, пределы распространения этих вариантов не вполне совпадали с границами герцогств и графств, так как определяющими здесь были не только политические и экономические факторы, но и наличие или отсутствие античных и каролингских художественных традиций, культурные связи, существовавшие между соседними монастырями, наконец, особенности рельефа местности и свойства добывавшегося в ней строительного материала. Но все же множественность региональных вариантов романской архитектуры и декора дополняет картину раздробленности страны, свидетельствуя об относительно слабой связи между ее областями.

Закономерно, однако, и то, что с наступлением периода зрелости романского стиля наряду с местными вариантами возник тип церковного здания, распространявшийся по всей территории Франции и за ее пределами. Разработанный и насаждавшийся клюнийскими монастырями, самыми богатыми и политически влиятельными среди монастырей эпохи, он демонстрировал универсалистские устремления церкви, ее унифицирующую способность. Храмы этого особого типа строились в монастырях, где хранились реликвии какого-либо выдающегося святого, привлекавшие большое число паломников. Такие монастыри не были изолированы друг от друга. Помимо внут- риорденских уз их связывали между собой длинные паломнические пути, которые вели на север Испании — к одной из главных святынь западного христианского мира, могиле апостола Иакова Старшего. Это место называлось Сантьяго-де-Компостела, так как указателем направления паломникам на их пути к святыне служили звезды, а именно, Млечный путь. Со второй половины XI века монастырь Сантьяго-де-Компостела стал популярным не менее, чем Рим или Иерусалим. Монастыри с паломническими церквами служили вехами на дорогах к нему. В первой трети XII века в одном из клюнийских аббатств возникла так называемая «Книга Святого Иакова», написанная специально для паломников. В ней рассказывалось, что апостол Иаков Старший проповедовал Евангелие в Галисии, что после его мученической смерти в Иерусалиме семь его учеников, христианизировавшие Галисию вместе с ним, перенесли туда его останки, а также о том, что первыми паломниками к могиле апостола были Карл Великий и его паладины. Далее следовал «Путеводитель Святого Иакова». В нем указывались четыре дороги, ведшие из Франции к Сантьяго-де-Компостела, и перечислялись все церкви с их реликвиями, которые паломникам надлежало посетить по пути. На каждой дороге была крупная церковь паломнического типа. На дороге, шедшей из Прованса, — Сен-Сернен в Тулузе, на дороге, шедшей из Бургундии, — Сент-Фуа в Конке, дорога из восточных областей шла мимо церкви Сен-Мартьял в Лиможе, четвертая, начинавшаяся в Орлеане, — через Тур с его церковью Сен-МартенЛК паломническому типу принадлежала, конечно, и церковь в Сантьяго-де-Компостела. Особенностями паломнических церквей были большие размеры, достаточные, чтобы вмещать многолюдные толпы паломников и торжественные праздничные процессии, а главное, многосложный, но вместе с тем логичный и стройный, взаимосвязывавший все части здания план, служивший цели наилучшим образом представить реликвии для обозрения паломникам. Это трех- или пятинефные базилики, с трехнефным трансептом, с полукольцевым обходом хора, продолжающим боковые нефы, с открывающимся в обход венцом радиальных капелл, каждая из которых вторит своими очертаниями полукружию хора. Такой план предусматривал, чтобы толпы паломников могли непрерывно двигаться от западного фасада здания по боковому нефу и обходу хора к заветной цели — реликвиям, выставленным в радиальных капеллах, а затем, пройдя мимо них, по другому боковому нефу устремлялись бы к выходу. Паломнические храмы можно обойти кругом и по второму ярусу, галерее, обегающей все здание и открывающейся во внутреннее пространство арочными проемами. Характерно, что церкви паломнического типа стали появляться с середины XI века как раз в то время, когда паломничества сделались массовым явлением.