Печальная судьба постигла и скульптурный ансамбль трех порталов на западном фасаде собора в Сансе. Как и в Манте, правый боковой портал подвергся полной перестройке во второй половине XIII века. Тогда же был заново выполнен тимпан центрального портала с рельефными сценами из жизни св. Стефана, патрона собора. Статуи на откосах порталов тоже не сохранились. Скульптуры в левом боковом портале выполнялись раньше, чем в центральном, принято считать, что они возникли около 1184 года. Портал посвящен Иоанну Крестителю, и тимпан его содержит сцену Крещения Христа, а на дверной балке и в архивольтах изображены сцены из жизни Иоанна Крестителя. В стилистике этих скульптур нельзя обнаружить никаких готических черт. Она даже ближе к высокой романике, чем к поздней. В целом скульптурный наряд портала выглядит архаичным и провинциальным. Зато этот портал интересен двумя небольшими, но перспективными структурными новшествами: его откосы сделаны впервые снизу доверху гладкими, без уступов, а балдахины, некогда осенявшие статуи, составляют единое целое с капителями их колонн. Такая гибридная форма стала общеупотребительной в порталах зрелой готики.

Центральный портал, датируемый, приблизительно, 1200 годом, знаменует собой новую фазу в формировании специфичных для готики иконографии, стилистики и человеческого образа, хотя скульптурный декор сохранился лишь фрагментарно. Двенадцатому веку принадлежат архивольты с фигурами, рельефные изображения мудрых и неразумных дев на обрамлениях дверного проема, статуя св. Стефана на трюмо и два ряда рельефов на цоколях откосов. Поскольку статуи откосов портала и его тимпан не сохранились, трудно сказать, какое значение в контексте общей программы имели космологические циклы, представленные на цоколях: изображения свободных искусств и месяцев в верхнем ряду, всевозможных животных, а также экзотических и фантастических существ в нижнем,33 ныне едва различимые из-за плохой сохранности. Но цикл фигур в пяти рядах архивольтов определенно связан с мученичеством св. Стефана. Внутренний ряд занимают ангелы с канделябрами и свитками, второй ряд — дьяконы с пальмовыми ветвями и коронами, дальше следуют женские фигуры, олицетворяющие добродетели, с медальонами, заключающими в себе эмблемы: феникса, голубя и др. Два внешних ряда также заняты женскими аллегорическими фигурами, значение которых, однако, не установлено. Весьма вероятно, что весь сонм изображений понимался как небесный апофеоз св. Стефана или как образ торжества моральной доктрины христианской церкви, одним из исповедников которой был первомученик. Во всяком случае характерной и новой чертой этой программы является отчетливо проводимая в ней тема морали. Эту тему воплощают Добродетели в архивольтах, а также фигуры мудрых и неразумных дев, составляющие, как в Сен-Дени, два вертикальных ряда по сторонам двери, и большие медальоны над этими рядами с изображениями укрепленных башнями городских ворот, над мудрыми девами —открытых, над неразумными — закрытых. Даже на левом портале имеются аллегории порока и добродетели: на цоколях в розетках помещены две женские фигуры. Одна из них, сидящая на закрытом сундуке, олицетворяет Скупость, другая, открывающая обеими руками ларцы, — Щедрость. В сансском портале моральная тема, воплощенная в аллегорических образах, впервые так широко входит в иконографию скульптуры. Но важнее всего то, что внимание к этой теме наложило свой отпечаток и на трактовку образа ев. Стефана, центрального в программе. Это не просто человеческая фигура, как в «королевских» порталах, и не чуть оживающая человеческая фигура, как в главном из порталов западного фасада Шартрского собора, и не фигура, наделенная витальной или эмоциональной энергией. Этот образ — обладатель высших человеческих качеств — этических, моральных. Он рождается в сансском портале внезапно, никаких подступов к нему в скульптуре предшествующих десятилетий, которые бы свидетельствовали о постепенном формировании такой образной концепции, нет. Это образ смиренного и кроткого христианского мученика. В нем нет ничего плотского, ничего энергичного или характерного. Фигура св. Стефана узка и плоска, но благодаря правильности пропорций тела и его строения эти свойства воспринимаются не как результат архитектонизации скульптурной формы, а как характеристика аскетизма, святости. В этом образе все скромно и неприметно. Простая дьяконская одежда ложится длинными, вертикальными, одинаковыми, лишь чуть изогнутыми складками. Узкое овальное лицо с маленьким ртом лишено волевой силы, его поверхности сглажены, и от этого оно кажется подернутым печалью. Руки держат книгу вяло, едва прикасаясь к ней. Подобным же образом, хотя более суммарно, охарактеризованы и фигуры в архивольтах: они довольно плоски, расставлены свободно, с интервалами, их позы и складки одежд спокойны, жесты сдержанны. Этот же скульптор, вероятно, исполнил фигуры Скупости и Щедрости в боковом портале. Процесс гуманизации сакральной сферы в искусстве, который начался в Сен-Дени и Шартрском Королевском портале, увенчался в конце раннеготического периода созданием образа, воплощающего христианский идеал человека.