Турецкая Средневековья испытывала значительное влияние византийской архитектурной традиции. Турецкие зодчие применяли вслед за византийцами усложненные формы купольных конструкций, одновременно привнося свою трактовку, характерную для исламского мира.

Так, мечеть Улу Джами в Бурсе, или Большая мечеть, представляет собой колонную мечеть со сложной системой куполов, построенных по принципам византийских сводчатых систем. Наиболее замечательными памятниками культовой архитектуры ислама в Турции являются большие мечети Стамбула. Перед глазами турецких строителей всегда находился собор св. Софии в Константинополе (Стамбуле).

Его грандиозные размеры и огромное внутреннее пространство, освещаемое солнечными лучами, производили неизгладимое впечатление. Это не могло не сказаться на желании возвести что-либо подобное. В Стамбуле за недолгих два с половиной века возводится несколько больших мечетей по образу собора св. Софии.

Так, во второй половине XV в. строится мечеть Фатих Султаном Мехмедом И, в 1463-1471 гг. — мечеть Магомета II, в 1545—1548 гг. — мечеть Шехзаде, в 1550—1557 гг. возводится мечеть Сулеймание — мечеть Сулеймана Великолепного и даже в 1609—1616 гг. мечеть Султанахмет, или Голубая мечеть. Используя основные конструктивные приемы св. Софии, турецкие строители вносят свои изменения.

Так, система полукуполов, которая использована в соборе св. Софии только по двум сторонам, в стамбульских мечетях распространена на все четыре стороны здания. Интерьер освещается через множество отверстий в куполах, что создает эффект солнечной пелены под куполами и размывает их очертания.

Той же цели служит множество светильников, которые подвешены очень низко. Когда они зажжены, подкупольное пространство таится в полутьме. Богатая орнаментация всех стен и опор создает тот же эффект иррациональности окружающего пространства. Особенно впечатляет интерьер Голубой мечети, отделанный изразцами и голубым фаянсом, от которого и пошло название мечети. Свет отражается от голубых стен, переливающихся нежными оттенками. Эффект неопределенности пространства в этой мечети особенно силен.

Неотъемлемая часть композиции мечети — минареты, которые превращают город в лес тонких вертикальных столбов с конусовидным завершением. Такое количество вертикалей напоминает композицию колонной мечети в Кордове, только в больших размерах.

Хотя Средней Азии имела глубокие доарабские корни, приемы строительства мусульманского мира оказали на нее значительное влияние и стали преобладать в строительстве. Наиболее яркими сооружениями средневекового государства Тимура стали медресе и мавзолеи. Площадь Регистан в Самарканде, застраиваемая с XV по XVII вв., образована тремя медресе: Улугбека, Шер-Дор и Тилля-Кари.

Планы медресе отражают свойственную исламской архитектуре открытость помещений во внутренний двор. Однако главными в них являются большая ниша центрального входа и минареты по бокам или по четырем углам зданий. Огромный портал с нишей как бы втягивает человека внутрь здания и одновременно сообщает о пространственном решении композиции входа.

Пространство пронизывает внутренний двор, который окаймлен множеством глубоких и одинаковых ниш, создающих ощущение пространственного орнамента, — привычный прием мусульманской архитектуры. Пространственное решение прочитывается и в композиции площади, которая окружена с трех сторон большими порталами-нишами. Таким образом, внося свои композиционные приемы, архитекторы Средней Азии преследовали ту же цель — сформировать пространство с полной дематериализацией конструктивных масс сооружения.

Средневековая Бухара и Хива отмечены также замечательными архитектурными ансамблями: мавзолей Буян-Кули-хана, мавзолей Сайфеддина Бохарзи, минарет Калян, мавзолей Исмаила Самани, крепость Арк, комплекс Пахлаван Махмуда, мавзолей Сеида Алауддина в Хиве.

Если говорить об архитектуре мусульманского периода в Индии, то совершенно очевидно, что взаимное проникновение традиций создало здесь совершенно новый феномен зодчества. Массивность индийской архитектуры в сочетании с мусульманскими приемами строительства и орнаментики легла в основу замечательного памятника — Тадж-Махала в Агре.

По своему назначению это гробница. При взгляде на план сооружения видно, что в нем превалируют большие массы стен. Помещениям оставлено очень мало объема. Тем самым как бы отдана дань индийским массивным сооружениям более раннего периода. Вместе с тем внешний вид, который играет главную роль, имеет элементы пространственной проработки. Стены прорезаны множеством ниш.

Здание увенчано мусульманским куполом, а рядом размещены минареты. В общей композиции доминируют пространственные решения.

Славное приобретение индийской архитектуры — это внутреннее пространство в религиозных памятниках и особенно в дворцовой архитектуре, что подтверждается многочисленными фортами с их дворцовым строительством (форт Амбер, Красный форт, дворцы Агры и Джайпура, а также застройка Фатехпур Сикри). Вторым немаловажным приобретением стало использование мусульманских ордерных систем, которые обрели черты и декоративное убранство, свойственные индийскому зодчеству.

В китайской архитектуре заимствования заметны меньше, поскольку традиции Китая в строительстве всегда сводились к стремлению сделать сооружение легким и пронизанным внешним пространством. Традиционное здание Китая почти всегда открыто в прекрасный сад или отделяется от него временно, в случае непогоды, очень легкими конструкциями. Это способствовало более свободному восприятию схожей идеологии строительства ислама.

Поэтому китайская не претерпела глубинных изменений, а только усилила акцент на слиянии внутреннего и внешнего пространства в своих сооружениях.