Монгольское нашествие в Среднюю Азию сопровождалось жесточайшим истреблением населения, разрушениями городов и материальных ценностей. Многочисленные города, в том числе наиболее значительные из них — Бухара, Самарканд, Термез, Мерв, Ургенч — за короткий срок с 1220 по 1221 гг. были обращены в развалины.

Из-за больших разрушений ирригационных каналов сильно сократилось число населенных пунктов. Лучшие мастера были уведены в Монголию, и строительство на первых порах удовлетворяло лишь жизненно важные функции населения.

Чингиз-хан сделал Среднюю Азию улусом своего сына Джагатая. Откупщики-наместники с помощью военных отрядов собирали с населения 3—4 раза в год крупную дань. Феодальный способ производства сохранял свои формы организации и распределения труда.

Вместе с тем, монголы, стремясь упрочить свои позиции, подкупом и силой привлекали на свою сторону местное духовенство, купцов и феодальную аристократию. Монгольские военачальники всячески противодействовали приобщению к оседлому образу жизни.

И все же в XIV в. в джагатаидской среде происходит не только перемещение ставок в подвластные им удельные области, но и принятие ислама многими правящими членами чингизидовского дома. Усиление местных тенденций в культурной жизни Хорезма и Мавераннахра, а также возвышение роли мусульманского духовенства были обусловлены ослаблением монгольского владычества, явственно обозначившимся в 40-х годах XIV в.

От периода, следовавшего после монгольского нашествия, не сохранилось зданий жилищного и гражданского строительства. Только лишь некоторые мавзолеи, сооружавшиеся на окраинах городов над могилами почитаемых духовных лиц и правителей-временщиков, не подверглись разрушению и сейчас позволяют судить о развитии зодчества того времени.

Исторические свидетельства мало дополняют перечень сохранившихся памятников строительной культуры. Так, известно, что в Бухаре в 50-х годах XIII в. были выстроены два больших медресе (вместимость каждого до 1000 студентов) на пожертвования местных феодалов. Оба здания были разрушены во второй половине XIII в. Не сохранились и дворцы, один из которых был построен в окрестностях Несефа (1318— 1326 гг.), другой — Зенджир-сарай — ханом Казаном (умер в 1347 г.).

Археологические раскопки на территории древнего Мерва открыли буддийскую кумирню, которая была, видимо, построена во время правления буддиста-уйгура. Это сооружение, по всей вероятности, разрушено монголами в конце XIII в., когда они уже стали исповедовать ислам.

Памятников архитектуры XIII в. по существу не сохранилось. Характерность постройкам XIV в. снаружи придает многоцветная керамическая облицовка. Становлению полихромного стиля в архитектуре этого периода сопутствуют сдвиги в композиционном строе архитектурных форм и в разработке новых конструктивных элементов перекрытия.

Органическое слияние развивающейся тектоники сооружения и его декора происходит лишь в последней четверти XIV в. В то же время в некоторых отдельно стоящих сооружениях сохраняются домонгольские строительные и отделочные приемы.

Переплетение новых и традиционных способов возведения и декорировки зданий лишает их четко выраженного стилевого единства. Выделение ведущих типических черт архитектуры XIII—XIV вв. затрудняется специфическими для каждой из областей Средней Азии условиями формирования в них центров строительного дела.

Большую общность (при известном своеобразии в пределах отдельных архитектурных школ) обнаруживают принципы и приемы инженерного искусства зодчих XIII— XIV вв. Дерево в каркасной и стоечно-балочной системе, сырцовый и жженый кирпич в кладке стен и перекрытий по-прежнему сохраняют значение основных строительных материалов.

Некоторое представление о деревянном ордере XIV в. дают фрагменты колонн, обнаруженные в Хиве, Туркестане, Северном Таджикистане. Колонны высотой до 4 м вырезались из цельного бруса. Грушевидным основанием они опирались на небольшую, пирамидальной формы каменную базу.

Раструб капители соединялся с архитравным перекрытием посредством октогональной подушки — абаки и фигурной крестовины — подбалки. Этой деталью подчеркивается расстановка колонн по квадратной сетке. При интерколумнии, равном примерно высоте колонны, подобными системами можно было перекрывать большие пространства соборных мечетей.

Сырцовое зодчество в то время охватывало некоторые типы жилого, гражданского и культурного строительства.

Большинство из этих построек находится в руинах, в некоторых же сохранилась планировка помещений и частично подкупольные конструкции. Размеры сырцового и жженого кирпича сближаются (27х27х6 см и 25х25х4,5 см). Разнообразие плановой конфигурации (крест, квадрат, прямоугольник с плоскими и глубокими нишами) свидетельствуют о дальнейшем развитии сводчато-купольных конструкций из сырцового кирпича. Арочные паруса имеют различные заполнения угловых пазух, но чаще встречается перспективно-арочное.

В монументальном зодчестве XIII— XIV вв. ведущее место занимают дальнейшие поиски конструктивных возможностей жженого кирпича. В XIV в. вырабатываются рациональные конструкции большепролетных залов и более четко дифференцируются решения сводчатых перекрытий разного пролета.

Размеры самых крупных куполов не превышают в диаметре 12 м. Однако повсеместно отмечается стремление усовершенствовать как тектонику самого перекрытия, включая сюда и подкупольную конструктивную систему, осуществляющую переход от стен к основанию купола, таки конструктивную связь центрального и смежных помещений. Смежные помещения играют существенную роль в распределении нагрузок от главного купольного объема.

Приемы заполнения углового арочного паруса свидетельствуют о прогрессе инженерной мысли зодчих XIII—XIV вв.: полусфера или половина сомкнутого свода, перспективно-уступчатые арочные сталактитовые образования, а также сочетания первой и второй групп конструкций — сферических и ячеистоконсольных. Причем, чем больше диаметр купола, тем проще решаются угловые паруса. В перекрытии небольших помещений сохраняются громоздкие ячеистые паруса.

При решении купольного перекрытия из двух оболочек возникает проблема конструирования 16- или 12-гранного яруса с барабаном и внешним куполом. Эта конструкция получает преобладающее развитие в последующее время, но зодчие XIV в., строя в Ургенче усыпальницу династии Суфи, а в Самарканде мавзолеи в ансамбле Шахи-Зинда, сделали ряд интересных и смелых экспериментов.

Прочность жженого кирпича и ганчевого раствора, разработка приемов гидроизоляции цоколя, влагоустойчивость внешних кладок и перекрытий характеризуют строительную технику XIII—XIV вв.

О путях и чертах развития архитектуры Средней Азии XIII—XIV вв. свидетельствуют отдельные сохранившиеся от того времени сооружения. Памятники архитектуры Хорезма XIII—XIV вв. немногочисленны, они представлены главным образом в его древней столице — Ургенче (ныне Куня-Ургенч — районный центр Ташаузской области Туркменской ССР), частично в Хиве и единичными примерами на периферии этого края.

Ургенч после монгольского нашествия не только возрождается, но и значительно разрастается. Однако после самого губительного для судьбы средневекового Хорезма пятого похода Тимура город был окончательно разрушен, а оставшиеся в живых жители были уведены в плен.

Блестящая столица Хорезмшахов, а затем один из богатейших центров улуса Джучи перестал существовать. От той поры сохранились лишь руины караван-сарая, минарет при соборной мечети султанши Тюрабек-ханым, мавзолей Наджмеддин Кубра и мавзолей династии Суфи (известен как мавзолей Тюрабек-ханым). Минарет занимал центральное положение в городе, разросшемся после монгольского нашествия к северу. Мечеть, примыкавшая к минарету с северо-востока, до нас не дошла.

Минарет позволяет дать самую высокую оценку инженерному искусству хорезмских зодчих. В реконструкции его завершение может быть представлено двухъярусным деревянным фонарем.

Подобное решение подсказывают сохранившиеся в этой части минарета следы от гнезд консольных балок и лицевая поверхность полого сердечника фонаря с двумя проемами, соединявшими оба яруса фонаря с внутренней винтовой лестницей. Ход на минарет был устроен на высоте 6,4 м от земли и соединялся с мечетью перекидным мостиком или приставной деревянной лестницей.

Минарет почти полностью сохранил свою первоначальную высоту, которая с учетом квадратного ступенчатого стилобата составляет 62 м. Устойчивости такого высокого башенного типа сооружения способствует сильное сужение тулова минарета (диаметр в основании 10,85 м, в завершении под фонарем — 4 м).

Высокое качество кладки, усиленное размещением в каждой из 143 ступеней радиальных деревянных связей, обеспечило в сложных природно-климатических условиях Хорезма (континентальность климата, сильные ветры, засоленность грунтовых вод, сейсмические толчки) относительно хорошую сохранность минарета.

Он был важным высотным ориентиром и имел самый выразительный силуэт в городской застройке. С большой тщательностью обработана его внешняя поверхность.

На фоне кладки из спаренных кирпичиков с варьирующимся рисунком вертикальной переборки — так называемого бантика — выделяются пояса с надписями почерком цветущего куфи, собранными из фигурно отесанного кирпича на ганчевом растворе. Одна из них гласит, что минарет построен во времена правления Кутлуг-Тимура (1321 — 1336 гг.).

Мавзолей Наджмеддин Кубра, как указано в надписи на портале, построен подобно минарету в 20—30-е годы XIV в., хотя приемы отделки этих единовременно возведенных построек совершенно различны.

Мавзолей Наджмеддин Кубра известен как первоклассный памятник хорезмской расписной майолики. Она украшает портал мавзолея и надгробие, установленное в центральном купольном зале.. Однако не только майоликовое убранство, но и само объемное построение мавзолея, а также детали резного ганча и дерева заслуживают высокой оценки.

Мавзолей Наджмеддин Кубра

Мавзолей расположен у северной окраины древнего Ургенча, поэтому его планировка, не ограниченная плотностью городской застройки, решена по свободной Т-образной схеме. Большой зал усыпальницы с надгробием Наджмеддин Кубра, малая усыпальница со многими скромно обозначенными захоронениями и такого же размера тахаратхана объединены небольшим вестибюлем, раскрытым наружу порталом.

Со временем вокруг мавзолея вырос ряд служебных помещений, окружавших внутренний дворик. Напротив входа в мавзолей Наджмеддин Кубра 150—170 лет тому назад был построен мавзолей Султана- Али.

Квадратные в плане помещения мавзолея перекрыты куполами. Переход от стен к основанию купола осуществляется восьмигранным ярусом стрельчатых арок. В большом зале свесы купола над восьмигранным ярусом и самого яруса над стенами четверика обработаны ганчевыми сталактитами.

В той же ганчевой штукатурке профилированы архивольты арок. Приземистые пропорции всех членений большого зала, выбор кривых стрельчатых арок, близких к полуциркульным, энергичная сильная пластика архитектурных обломов придают всему интерьеру дух каменного зодчества.