Для воплощения своего первого масштабного архитектурного замысла патриарх избирает конструктивную схему большого собора, вполне традиционную и узнаваемую в валдайском храме: шесть внутренних опор, световое пятиглавие, трехчастный алтарь и соответствующие внутреннему устройству внешние фасадные членения. Тип кремлевского собора, по всей видимости, расценивался Никоном в качестве основного и наиболее значительного в соборной типологии. В монастырском строительстве XVI в. он использовался четыре раза: в Хутынском (1515 г.), Новодевичьем (1550-е гг.), казанском Спасском монастырях (1590-е гг.) и в Троице-Сергиевой Лавре (1559-1585 гг.). В XVII в. монастырских шестис- толпных соборов было два: желтоводский и валдайский.

Шесть квадратных в плане опор, имеющих скошенные небольшими фасками грани, делят плановую основу (24 х 25 м) на двенадцать разновеликих ячеек, выделяя подкупольный квадрат и рукава креста. Все шесть столбов одинаковы54, величина их грани сведена до минимума, если сравнивать ее с огромной толщиной храмовых стен (2,5-3 м). Опоры кажутся слишком тонкими (1,7 м) для такого масштабного интерьера. Собор имеет пониженные подпружные арки, причем арки боковых западных компартиментов в два раза уже ширины столбов и переброшены на уровне существенно более низком, чем остальные. Подпружные арки центрального нефа между двумя западными столбами и двумя восточ ными отсутствуют. В храм из обходной галереи ведут три арочных входа, расположенные напротив палаток-крылец.

Собор перекрыт сложной системой сводов, среди которых присутствуют крестовые, коробовые с ориентацией восток-запад, коробовые с распалубками, коробовые с ориентацией север-юг. В слабо артикулированный уровень сводов вносят разнообразие граненые кольца пяти барабанов и плоские паруса треугольной формы. Своды в художественном отношении не обладают особой выразительностью: суховатые абрисы монотонных подпружных арок чередуются с ровно освещенными, лишенными светотеневой моделировки неглубокими поверхностями сводов. Уровень перекрытий в средней зоне храма примерно одинаков, но западные боковые компартименты имеют сильно пониженные своды.

Об ориентации на московский Успенский собор говорит устройство двух внутристенных лестниц. Первая — короткая — лестница начинается в юго-восточном углу храма (аналогично расположению лестницы Успенского собора, ведущей в Похвальский придел) и заканчивается арочным проемом в стене в уровне окна восточного прясла южной стены. Лестница вела на деревянный настил за иконостасом. Вторая — длинная — начинается в северо-западном углу (в западном прясле стены), проходит коридором в уровне окон западной стены, в откосе западного окна южной стены начинает подниматься вверх и примерно над южным входом в собор заканчивается выходом на своды сооружения. Первый лестничный марш освещался небольшими окошками, сейчас заложенными. Обе лестницы перекрыты ступенчатыми наклонными коробовыми сводами.

Характерно устройство алтарной части Иверского собора, где промежуточные арки, переброшенные в двух уровнях от иконостасных столбов к восточной стене сооружения, повторяют прием, использованный в Успенском соборе Фиораванти. Видимо, архивольты нижних арок служили основанием для настила заиконостасного прохода, куда вела короткая лестница. В центральной абсиде устроено гигантское епископское место, в верхней своей части заходящее в откос среднего окна, причем синтрон отсутствует. В местах примыкания круглящихся стен главной абсиды к триумфальной арке устроены неглубокие заплечики.

Некоторые композиционные особенности внутреннего пространства валдайского храма обусловлены собственными представлениями патриарха Никона о соборном интерьере. Примером может служить необычно широкая солея Иверского храма, проходящая по восточным граням средних столбов, с амвоном, расположенным под аркой между этими столбами. Боковые входы в собор ведут прямо на ее середину. Пространственный ритм интерьерных опор подчиняется порядку, нацеленному на выделение основных богослужебных зон: широкой солеи и среднего нефа. По устройству широкой солеи можно судить о тех величественных богослужениях, которые должны были проводиться в Иверском соборе. Известно, что торжественность, пышность и богатство соборных церемоний доведены были при Никоне до высшего предела: «…соборная служба на Москве начала при патриархе Никоне совершаться с небывалым дотоле внешним блеском. Число священнослужащих лиц: властей, архимандритов, игуменов, протопопов и диаконов по праздникам… доходило при нем до… 75 и даже 84-х»55. На освящении Иверского собора, помимо Никона со своей свитой, присутствовали: «митрополит Новгородский Макарий, Крутицкий Питирим, Тверской архиепископ Лаврентий, и со архимандриты и игумены и священников множество…»56. Предполагался так и не состоявшийся приезд царя в монастырь. Перед приездом Никон послал в Валдай многочисленные распоряжения.

В числе них было следующее: «…хоры бы вам в церкве построить хорошенько, как возможно; а будет хоров всех построить невозможно, и вам бы построить хор хотя вверху во главе стройно, а означино бы вам, без всякого отменения, хор во главе построить»57. Были ли построены хоры в центральной главе, сказать трудно, однако при реставрации собора 1960-х гг. был обнаружен арочный проем в юго-западной грани центрального барабана, который вполне мог вести на балкон в его основании. Подобный круговой балкон внутри центрального барабана существует в соборе Кий-островского монастыря. Надо думать, что этот новаторский, нетрадиционный прием впервые был применен Никоном в композиции Иверского храма58. Но Никон имел в виду устройство и других хор («а будет хоров всех построить невозможно»), их первоначальное месторасположение составляет одну из загадок этого сооружения. Автор описания монастыря XIX в. приводит современные ему сведения, по которым: «В алтаре — деревянные хоры, вход на которые из Иверского придела (жертвенника), а в самом храме хоры каменные, находящиеся над входной дверью в храм, вход на которые — с северной стороны в стене»59. Если предположить, что в монастыре сохранилась традиция, введенная при Никоне, то по первоначальным замыслам патриарха собор должен был иметь трое хор: вверху — в центральной главе, в западной части — во внутристенном проходе, образующем балконы в откосах окон, и на востоке — за иконостасом на деревянном основании, положенном на межалтарные арки первого яруса.