Весной 1655 г. в монастыре начинается каменное строительство, для чего Никон присылает на Валдай значительное число мастеров-камен- щиков из различных монастырей. «В нынешнем, государь, во 163 году, майя в 12 день, прислана твоя государева грамота, а в грамоте в твоей государевой написано: велено каменное дело делать по старому окладу…». Начинают возведение собора: «…а за дело, государь, принялися Маия в 14 день: почели белой камень тесать и кирпичи на поясы и под столбы, в церкви почели бут бутить, и стены серым каменем и кирпичем станем подымать». Ко второму приезду патриарха (август-сентябрь 1655 г.) и окончанию строительного сезона стены собора поднялись на большую высоту. В это время монастырь посетил антиохийский патриарх Макарий со свитой, они «обозревали большую каменную церковь, которую выстроили в это лето каменщики, коих было более трехсот… Церковь еще не была покрыта крышей», а затем гости «служили обедню (в деревянном соборе), после которой вышли крестным ходом с молебным пением, пока не подошли к новой церкви, чтобы совершить службу при водружении креста под престолом, прочесть молитвы над основаниями и окропить их». Причем, по сообщению Павла Алеппского, главный алтарь был освящен в честь Успения Богоматери, и в нем был водружен крест с датой и именами патриарха и царя, второй алтарь освящен во имя святого Филиппа Нового, а третий — в честь Иакова Нового.

К окончанию второго строительного сезона в грамотах появляются сведения об «отпуске из монастыря» мастеров, позволяющие, кроме того, сделать некоторые заключения о первоначальной архитектуре собора. 11 сентября 1656 г. расплатились с 14 плотниками, «тесавшими брусье на брусяные кельи и тес правившими на папертную кровлю». В первой половине октября выплатили жалование и «отпустили из монастыря» «паяльщиков»: «…а у нас в монастыре те паяльщики на каменной церкви главы все белым железом опаяли». «…Отпустили мы, государь, из Ивер- ского монастыря оконнишного мастера Иосифа Спиридонова к тебе, великому государю; и что было твоей государевы присылки слюды десять пуд, и из той слюды тот Иосиф сделал пять оконниц алтарных, да в церковные окна сделал три оконницы болших, да под главы в шеи сделал сорок оконниц… а болши того у нас в монастыре слюды нет, и мы его отпустили, потому что ему у нас делать стало нечего…». Наблюдавший за возведением храма «боярский сын» Артемий Токмачев 12 ноября отписывает патриарху: «Да в большом монастыре около каменной церкве, паперть каменная вся покрыта тесом с скалами…». Подводя итог своей деятельности по возведению собора, архимандрит Дионисий пишет Никону: «Отпустили мы, государь, из Иверского монастыря подмастерья Аверкия Мокеева к тебе; а тот подмастерье в твоем государеве строении в Иверском монастыре церковь каменную ж сделал и отбелил…». Таким образом, осенью 1656 г. за очень короткий срок — два строительных сезона — гигантский шестистолпный храм был завершен.

Освящение Иверского собора произошло в декабре 1656 г. — в третье посещение монастыря патриархом Никоном. К приезду патриарха на Валдай собрались главнейшие архиереи русской церкви, а ко дню торжественного освящения храма царь Алексей Михайлович прислал многочисленные дары патриарху и братии. К этому времени в монастырь была привезена икона Иверской Богоматери и поставлена с почестями в иконостас собора, так что стараниями патриарха освящение новопостроенного храма было представлено значительным событием и отмечено как пышное, торжественное празднество.

Уже к весне 1657 г. архимандрит просит прислать мастера для починки простоявшего лишь одну зиму собора. «Да в нынешнем… во 165 году, Апреля 30, приехал к нам в монастырь из Калязина монастыря каменных дел подмастерье Аверкей Мокеев, и приехав тот подмастерье с нашим монастырским печаром у каменной церкви, около паперти, с подошвы кругом починивает, которые места попортились»32. В дальнейшем первоначальный архитектурный облик Иверского собора претерпел существенные изменения из-за регулярных ремонтов, проводимых, в среднем, каждые десять лет. Важно отметить, что в 1667-1669 гг. производились работы по поновлению штукатурки, ремонту галереи, крылец и кровли здания, и, видимо, после этих переделок собор был запечатлен на чертежах Эрика Пальмквиста 1674 г., где предстает в несколько искаженном виде: с четырехскатной кровлей, непропорционально малыми барабанами, одноэтажными палатками и загадочных форм окнами-бифориума- ми. Отвергнуть рисунок Пальмквиста как только плод его фантазии не вполне корректно, но принять без оговорок этот странный чертеж также невозможно. Скорее всего, Пальмквист выполнял валдайские зарисовки уже по памяти на основе натурных набросков, дополняя их воображением, хотя такая своеобразная и неожиданная в соборной архитектуре деталь, как спаренные окна, вряд ли могла родиться лишь в фантазии шведского путешественника.

После пожара 1704 г. были проделаны значительные восстановительные работы внутри и снаружи здания, после которых собор был заново освящен и переименован в Успенский. Капитальная перестройка храма в конце XVIII в. и после пожара 1825 г. существенно изменила его первоначальный облик: был устроен новый карниз по верху надложенных стен четверика, шатровые завершения крылец заменены двойными барочными главками, к западному крыльцу пристроен классический портик с фронтоном и спаренными колонками по бокам, а к южной галерее примкнула одноэтажная пристройка для ризницы. Этот этап в истории собора отражен в документах новгородского губернского архитектора М.М. Праве, выполнившего чертеж западного и южного фасадов и планы собора по нижнему уровню и уровню сводов. Некоторой перестройке собор подвергался и в советское время. Реставрация Иверского собора, восстановившая памятник в первоначальном облике середины XVII в., проведена Новгородскими специальными научно-реставрационными мастерскими в 1963-1972 гг. (автор проекта реставрации Л.Е. Красноречь- ев). В настоящее время собор повторно реставрирован.

Вскоре по окончании строительства монастырского собора патриарх Никон в сочинении «Рай мысленный» — первом печатном издании типографии Иверского монастыря, выпущенном в 1659 г., опубликовал «Слово Богополезно о создании монастыря Пресвятыя Богородицы Иверския и святаго новаго исповедника и священномученика Филиппа Митрополита Московского и всея Русии чудотворца, иже на святе озере. И о пренесении мощей святаго праведнаго Иакова, иже прежде Боровекеск именовался». Факт публикации истории создания новой обители уникален и свидетельствует об исключительном значении, которое придавал Никон своему монастырю. Помимо повествования о собственно патриаршей идее основания Иверской обители и видениях, связанных с нею, в сочинении содержится подробный рассказ о долгих злоключениях иконы Богоматери Иверской и ее «преславных чудесах» на пути в Россию. В качестве объяснения появления новой святыни в России приводится следующее: «Пречистая Богородица… спещит жеся отити от богомерских махметов содержащи закон: подвижеся к России и гдеже прославляется сама по всей земли, и ея единородный Сын. Очищает себе место подобное оному избра аки втораго сиона жилище на Святом Озере, свой Божественный Храм, Новосозданный в тоя Пречистое имя монастыре, иже Иверский по Иверской Иконе Чудотворной, реченной ипортаитиси». Причем нигде в сочинении Никона не делается акцент на то, что принесенная в Россию икона по сути лишь копия с афонского оригинала, а сама Богоматерь Ипортаитисса осталась на воротах Иверского монастыря. Снятие копии с Иверской чудотворной иконы, основание в ее честь монастыря и возведение грандиозного собора в нем открывают целый ряд мероприятий патриарха Никона, проведенных им с целью установления неразрывных связей России с важнейшими святынями христианского ортодоксального мира38. Более того, в повествовании об избрании Богородицей себе «жилища» на валдайском Святом озере звучит мотив исключительности русской Церкви, ее лидирующей позиции как «оплота торжествующего Православия» среди остальных православных церквей.