Двенадцатый век занимает в средневековой истории Западной Европы центральное, срединное положение. Процессы, которые совершались в Западной Европе на протяжении X—XI веков — созревание феодальных отношений и сложение их в стройную систему, укрепление организационной структуры и усиление авторитета католической церкви, противоборство Запада с нехристианским и отчасти с христианским Востоком — достигли в XII веке кульминаций своего развития. В то же время XII столетие характеризуется огромным обогащением общественной жизни и сознания, возникновением множества разнообразных новых явлений, их сосуществованием и борьбой как друг с другом, так и с наследием прошлого.

Это был век, связующий восходящие к каролингским временам традиции с новыми процессами и одновременно противополагающий старое новому.

Это был век революционных новшеств и смелых экспериментов, из которых одни вскоре обнаружили свою несостоятельность, другие же, как оказалось, имели самые широкие перспективы и определили дальнейший путь европейского развития.

Это был век, пронизанный энергичным ритмом поступательного движения. Если вычленить из пестроты явлений той эпохи ее основные силы, то течение столетия предстает как непрерывная линия эволюции. Конец века не похож на его начало. На рубеже XII—XIII столетий картину европейской жизни составляет целый ряд явлений, одни из которых в начале XII века не существовали вовсе, другие находились лишь в зачатке или, во всяком случае, не выделялись среди множества других. Это централизованные государства с сильной королевской властью, прежде всего во Франции и Англии; города, центры торговли и ремесла, вошедшие органической частью в экономическую и политическую системы государств; университеты, центры интеллектуальной деятельности; богатая, разнообразная по жанрам литература на национальных языках; готический стиль в архитектуре и изобразительных искусствах, приближавшийся во Франции в высшей фазе своего развития.

Но таков был итог более чем столетнего процесса. Истоки его следует искать даже не в начале XII века, а раньше. В этом смысле можно сказать, что XII век начался еще в последней трети XI века. Границы эпохи как некоего определенного, со своими закономерностями и особенностями этапа европейской истории, в этом, как и во многих других случаях, не совпадают с хронологическими границами столетий. Так, еще в 1076 году в Камбрэ возникла первая французская городская коммуна. В 1084 году в Англии была проведена всеобщая поземельная перепись, знаменовавшая собой начало централизации государства. В 60—70-х годах XI века французское, а затем немецкое феодальные ополчения совершали походы в Испанию для борьбы с маврами, предвещавшие крестовые походы. С 70-х годов XI века папы стали призывать феодальных властителей Запада оказать помощь восточной церкви в связи с экспансией тюрок-сельджуков, а затем и к освобождению от их владычества Гроба Господня в Иерусалиме. В 1095 году был провозглашен и в 1099 году завершился Первый крестовый поход. В конце XI века возникли первые произведения провансальской лирики. Тогда же был записан существовавший ранее в устной традиции цикл героических поэм о Гийоме Оранжском, около 1100 года — еще одна крупная эпическая поэма — «Песнь о Роланде». В конце XI века появились рельефы обхода хора церкви Сен-Сернен в Тулузе, возвестившие о рождении монументальной каменной скульптуры.

Сен-Сернен в Тулузе

Все это были явления, указывавшие в будущее, тяготевшие по своему характеру и значению к следующему столетию. Облик XI века в целом как эпохи определяют другие, лаконичные, резкие и суровые черты. Его наиболее запоминающиеся, крупные явления и события — это спор об инвеституре, т. е. борьба двух универсалистски ориентированных сил, империи и папства, за политическое господство в Европе; раскол в середине века западной и восточной церквей, явившийся одним из симптомов консолидации сил католической церкви; реконкиста в Испании; завоевание норманнами территорий в Испании, затем — Англии и, наконец, южной Италии и Сицилии — новое выражение воинственности северных народов после их христианизации и приобщения к цивилизованному миру. Фоном этой борьбы за универсальную власть и за обладание территориями были феодальная раздробленность государств и гегемония монастырей в интеллектуальной и художественной жизни Европы.