В архитектурной теории мастера итальянского барокко не оставили ощутимого следа, поэтому градостроительная практика развивалась в двух направлениях: осуществляла идеи теоретиков Возрождения и искала решения экспериментальным путем.

Прямолинейные улицы, провозглашенные в трактатах Возрождения, получили осуществление в натуре. При перепланировке Рима при Сиксте V архитектор Доменико Фонтана соединил узловые точки города, отмеченные им своеобразными вехами — египетскими обелисками, системой прямых лучевых магистралей. Такой прием позже найдет отклики в планировке Версаля, Парижа, Петербурга, Вашингтона и многих других выдающихся городов Европы и Америки. Будучи декоративным стилем, барокко поднял на значительную высоту искусство фонтанов, монументов и декоративной скульптуры. Впервые после античной эпохи памятники стали размещать в середине площади, а римские обелиски стали своеобразными «вехами» для планировки самого Рима. На смену замкнутым площадям эпохи Возрождения барокко выдвинуло открытую площадь. Таким образом барокко внесло существенный вклад в историю развития градостроительного искусства и в первую очередь в построение ансамбля.

Капитолийский ансамбль Микельанджело, строительство которого было им начато в 1536 г. в эпоху Возрождения с установки конного памятника Марка Аврелия в центре практически пустой площади, наглядно убедило в возможности организации пространства вокруг круглой скульптуры.

Формирование площади перед собором Св. Петра происходило по тому же сценарию. Д. Фонтана в 1586 г. поставил египетский обелиск по центральной оси недостроенного собора. Через 70 лет, когда начали строить площадь, обелиск занял математический центр и определил композицию площади. Как уже упоминалось, собор Св. Петра, начатый Браманте, после череды сменяющихся архитекторов-строителей почти полностью был возведен Микеланджело, но заканчивали строительство Виньола, Лагорио и делла Порта. Последний в 1596 г. завершил купол. Из четырех малых куполов, которые задумал Микеланджело, Виньола возвел два передних, другие построены не были. Собор открыли в 1590 г. Отделкой интерьера занимался Д. Фонтана. Но папа Павел V, нарушая замысел Браманте-Микеланджело, распорядился удлинить здание с запада в сторону Тибра и поручил это Карло Мадерне. В результате перестройки собор в плане приобрел форму латинского креста. Его длина равна 211,5 м, ширина в центральной части 137 м, высота с крестом 143 м. Это одно из крупнейших купольных сооружений мира. В результате перестройки, как уже упоминалось выше, купол отодвинулся в глубину и стал почти невидим. Для того чтобы восстановить его видимость, требовалась огромная площадь перед собором.

Лоренцо Бернини — гениальный скульптор, архитектор, художник, талант которого сравним с талантом Микеланджело, разработал несколько планировочных вариантов с закрытой и открытой площадью. Новая тенденция расширения сферы влияния городских центров победила — выбор пал на вариант соборной площади, открытой во «внешний мир».

Площадь перед собором Св. Петра имеет сложную конфигурацию и состоит из трапеции и большого овала, раскрытого к городу. Длинная ось овала перпендикулярна оси собора. Трапециевидная часть обрамляет паперть храма. Центр площади отмечает обелиск Фонтана. Бернини окружил овальную площадь колоннадой, создав таким образом крытую галерею. Галерея состоит из двух рядов парных колонн, создающих иллюзию массивной стены, отгораживающей пространство перед собором от города, но в то же время сохраняющей связь с ним. Сам Бернини описывал колоннаду как «материнские руки, распростертые, чтобы принять верующего и воссоединить его с церковью». Все горизонтальные элементы колоннады, ограничивающей трапецию, имеют легкий перекос, который вносит зрительные коррективы для оптимального восприятия архитектурного сооружения, расположенного на наклонной поверхности.

Несмотря на громадные размеры площади, она не решила проблему обозрения собора, поэтому современники и потомки не признавали ее решение удачным и предлагали варианты улучшения.

Творческая деятельность Бернини надолго была связана с собором Св. Петра. По проекту зодчего в 1633 г. под куполом над могилой апостола Петра был установлен бронзовый балдахин (киворий, сень) высотой 30 м, который великолепно вписался в подкупольное пространство высотой 110 м. Невероятная фантазия зодчего-скульптора позволила завить колонны в спирали и опереть на них волюты со сферой и крестом. Киворий стал образцом для подражания. Похожие балдахины были сооружены в Лондоне в соборе Св. Павла и в соборе Дома инвалидов в Париже.

Бернини кроме алтаря в соборе построил нишу Св. Лонгина в первом правом подкупольном пилоне и барельеф над бронзовой входной дверью. В Ватикане Бернини построил парадную лестницу — Скала Реджи — главный вход в помещения папской резиденции. Это клинообразное пространство, зажатое между соборов Св. Петра и стенами помещений, над которыми находится Сикстинская капелла. Эта лестница — ярчайший пример сооружения, построенного на принципах оптического обмана: суживающееся пространство, опускающийся потолок, уменьшающийся шаг колонн и их размеры.

Площадь дель Попполо расположена у главных, северных, ворот, ведущих в город. В 1560-х г. у стен средневековой церкви XI в. Санта Мария деи Попполо архитектор Виньола возвел монументальные городские Фламиниевые ворота. Тогда же у этих ворот архитектор Фонтана создал площадь и в ее центре как в фокусе трех расходящихся магистралей установил египетский обелиск. Через 100 лет после работ Фонтаны были выстроены две симметричные церкви: Санта Мария деи Мираколи (начата К. Райнальди и закончена Л. Бернини) и Санта Мария ди Монтесанто (архитектор Росси). Обе церкви имеют похожие портики и купола. Они фланкируют главную магистраль Рима — улицу Корсо. Пьяцца дель Попполо в форме трапеции в XVII в.

не имела законченного вида. В XIX в. по распоряжению Наполеона, захватившего Италию, французский архитектор Ж. Валадье объединил основные сооружения площади в ансамбль с помощью полукруглых стенок. Египетский обелиск был включен в композицию фонтанов в центре площади.

Площадь Навона расположена на территории древнего стадиона. Ее конфигурация — сильно вытянутый овал — напоминает об этом. Еще в Средние века она была местом карнавалов и каруселей. Площадь Навона не вписывается в правила построения ансамблей и площадей этого периода. Замкнутость, обособленность в общей планировочной структуре делают эту площадь исключением (см. рис. 5.11).

В 1652 г. архитектор Карло Райнальди начал строительство церкви Св. Агнессы и рядом расположенного дворца Памфили (завершал строительство церкви Борромини) на площади Навона.

Церковь в плане представляет собой крестообразную центрическую композицию с восьмигранником в центре. За счет того что внутренний объем церкви обстроен со всех сторон дополнительными помещениями, общий рисунок плана выглядит как прямоугольник, длинной стороной выходящий на площадь Навона. Г лавный фасад сделан вогнутым, а поперечные ветви креста, завершающиеся полукружьями, сильно развиты. За счет этого все подкупольное пространство получило развитие вдоль поперечной оси, а купол на высоком барабане, окруженный парными сильно раскрепованными пилястрами, приблизился к главному фасаду и хорошо виден с узкой площади. Фасад представляет собой сочетание прямых и криволинейных поверхностей, по бокам которого высятся две колокольни.

В беспокойной архитектуре церкви ярко воплотился дух стиля барокко, для которого характерны сильная пластика, криволинейные поверхности, множество раскреповок на фасаде. Динамика отличает и фонтан Четырех рек, открытый в 1651 г. на площади Навона. Этот фонтан, как и фонтан Мавра в южной части площади, создал Лоренцо Бернини.