Санта Мария делла Салюте Бальдассаре

Лонгена был учеником Скамоцци. Для него точкой отсчета также была Палладио. Поэтому его замыслы основаны не на привнесенной концепции организации пространства, а на анализе особенностей местных топографических и культурных особенностей и обусловленных ими конструктивных решениях.

Архитектор получил заказ построить церковь в ознаменование окончания эпидемии чумы. Лонгена построил внутреннее пространство церкви на взаимодействии двух объемов.

Первый представлял собой октагон с галереей и капеллами для прихожан, а второй имел прямоугольную форму, дополнялся двумя апсидами и предназначался для совершения благодарственных молебнов.

Наилучший вид на церковь открывается от входа в Большой канал, расположенного напротив Джудекки. Лонгена предложил центрическую структуру той высоты, которую он счел соответствующей архитектурной среде, определявшемуся, прежде всего, куполами Сан Марко, Сан Джорджо Маджоре и Иль Реденторе.

Как и эти церкви, постройка Лонгены получила двойной купол без ребер с деревянным каркасом для уменьшения массы. Наружные стены боковых капелл как будто поддерживают мощные волюты, которые, в свою очередь, являются опорами подкупольного барабана.

Композиция интерьера тоже во многих отношениях следовала венецианской традиции. Серые и белые архитектурные детали восходят еще к произведениям Палладио. Но целью зодчего было не подчеркнуть с помощью этих средств несущую конструкцию, а плавно направлять зрителя в пределах внутреннего пространства церкви.

Белые пилястры уводят взгляд в глубину, а серый цвет, обрамляющий каждый проем, подчеркивает центричность композиции. Если октагональная структура легко прочитывается, то устройство алтаря не кажется простым решением. Он обозначен лишь свободно стоящими колоннами у входа в пространство хора и в самом алтаре.

Портал церкви представляет собой концентрацию всего замысла здания. Лонгена задумал серию перспективных построений с центром в этой точке обзора.

Последовательность впечатлений и смены визуальных образов — характерная палладианская черта. В то же время в произведениях римского создавалась внутренняя гармония такого рода, как в интерьерах церквей Сан Карло и Санти Лука э Мартина.

Сходным образом разработан исполненный Лонгеной проект лестницы в монастыре Сан Джорджо Маджоре (1643-1645). Два параллельных лестничных пролета поднимаются вдоль боковых стен вестибюля к лестничной площадке, ведущей к входу и расположенной рядом лоджии.

В 1652 году Лонгена начал работу над Ка Пезаро. Над рустованным цоколем находятся два богато декорированных этажа, структурированные расставленными по фасаду колоннами.

Пластичность элементов оформления нарастает к верхним ярусам постройки. Вероятно, Лонгена хотел увеличить число освещенных поверхностей, контрастирующих с расположенными в углублениях затененными оконными проемами.

Палладианская традиция вышла на передний план в начале XVIII столетия. Первый пример обращения к ней дает фасад церкви Сан Николо да Толентино (1706-1714). В этом проекте, особенно в композиции портика, ощущается влияние трактата Витрувия.

Важной вехой в развитии неоклассицизма стала построенная Джованни Скальфаротто церковь Санти Симоне э Джуда (1718-1738). Она также была спроектирована по образцу Пантеона. Хотя портик и ведущая к нему лестница восходят к храмовой архитектуре классической Античности, само здание узкое и высокое, а двойной деревянный купол все еще связан с формами византийско-венецианской архитектурной традиции.

Пантеон послужил также и моделью строения интерьера, но здесь к круглому в плане объему был добавлен алтарь, как в Санта Мария делла Салюте. Несмотря на активное использование палладианских принципов постройка, однако, не выглядит неоклассической.

Санта Мария делла Салюте Бальдассаре
Санта Мария делла Салюте Бальдассаре