Контрастность, отвечающая эмоциональной импульсивности национального характера, воплощена и в столкновениях ортогональных структур и криволинейных элементов. В здании Министерства это свойство лишь намечено — в очертаниях двухэтажного корпуса и живописной криволинейности рисунка садов на кровлях (ландшафтный архитектор Роберту Бурли-Маркс)

Принятие модернизма означало резкий разрыв с вялым лишенным конкретной характерности ранним эклектизмом Но модернизм открыл и путь к созданию неорегиональной архитектуры на основе местной мифологии и метафорической реакции на природный ландшафт страны. В коллективной работе над зданием Министерства такая возможность была заявлена. Она была подтверждена и развернута Оскаром Нимейером в постройках спортивно-увеселительного комплекса, созданного в 1942-1944 гг. на берегах озера в Пампульи, пригороде промышленного гиганта города Белу-Оризонти.

«Просвещенным заказчиком», предоставившим архитектору возможность творческого эксперимента был Жуселину Кубичек в то время губернатор штата Минае Жераис «Приступая к разработке проектов для Пампульи, мы стремились к тому, чтобы максимально воплотить в этой работе современный художественный и технический дух», — писал Нимейер. Конкретность этого духа он характеризовал в понятиях, весьма далеких от функционалистской ортодоксии: «Я выступаю за почти неограниченную пластическую свободу, такую, которая не подчиняется рабски требованиям техники или функционализма а дает прежде всего простор воображению, всему новому и прекрасному, способному поразить и взволновать новизной созидания. Я за такую свободу, которая пробуждает в людях вдохновение, мечты и поэзию».

Нимейер не противопоставлял свои постройки ландшафту но стремился создать отклик его живописности. Над окружением доминирует казино (ныне музей) расположенное на небольшом полуострове. Его масса расчленяется на кубичный и цилиндрический объемы посаженные на различных уровнях и связанные пандусами. Перед прозрачным входным фасадом далеко вынесен вперед мощный консольный козырек сложных очертаний, подпертый неожиданно тонкими стальными опорами. Бронзовая фигура скульптора Замойского под ним конкретизирует ассоциацию с нарочитыми диссонансами живописи Сальвадора Дали Изысканная текучесть линий преобладает в здании ресторана с танцевальным залом, вписанного в очертания островка у берега озера Бетонная плита кровли как бы «перетекает» в теневой навес над столиками, опирающийся на круглые колонны. Низкая стенка облицованная «азулежус» следует линии берега. Метафора амбивалентна — она совмещает органические ассоциации с отсылками к приемам местного барокко.

шедевр Оскара Нимейера
шедевр Оскара Нимейера