К числу наиболее известных произведений архитектуры, где форма перекрытий разработана Канделой, следует отнести восьмилепестковую пространственную розетку, покрывающую ресторан в Сочимилко (1957, арх. X. Альварес Ордоньес), капеллы миссионеров (1955) и св. Винсента (1959) в Койоакане (архитекторы в обоих случаях Э. де ла Мора и Ф. Лопес Кармона), перекрытую четырехугольными в плане вспарушенными гиперболическими параболоидами капеллу в Куернаваке (1958, архитекторы Г. Россель и М. Ларроса), рынки в Койоакане, Мехико, Куернаваке и т. д. Мастерской Ф. Канделы выстроено множество промышленных и складских сооружений, часто выполненных на основе повторяющихся подобных зонту типовых элементов (в виде различных сочетаний поверхностей гиперболического параболоида, опирающихся на колонну).

Кандела — безусловно наиболее известный в мировом масштабе мексиканский , выполняющий заказы для других стран, выступающий как консультант, лектор, эксперт на международных конкурсах и т. д. Следует отметить, что в самой Мексике широкому распространению гиперболических параболоидов способствовали экономические обстоятельства, заставлявшие искать путей наименьшего расхода металла и цемента для конструкций. С другой стороны, дешевый ручной труд обеспечивает высокое качество этих работ.

Из числа самостоятельных произведений Канделы наиболее известна церковь «Вирхен Милагроса» в Мехико (1953—1955), где на основе простого прямоугольного плана создано произведение, полное своеобразной мистики, таинственности, напоминающее своими сложными косыми сводами и наклонными опорами и старую испанскую готику, и произведения Гауди. Кандела относится с большим интересом к любым задачам, позволяющим показать новые, еще не использованные художественные возможности оболочек. Так, например, динамичные консольные конструкции в форме гиперболических параболоидов были воздвигнуты им в качестве монументов.

Шестидесятые годы характеризуются усилением градостроительной деятельности, особенно в крупных городах — Мехико, Гвадалахаре, Акапулько и др. С 1950-х годов начато было проектирование 50 генеральных планов городов, главным образом портовых и пограничных. Тогда же началась работа по районной планировке (первый для г. Сахагуна в штате Идальго закончен в 1952 г.).

Вблизи новых промышленных предприятий возникают новые городки (Санта-Фе, Сьюдад-Пемекс), построенные по единому плану. Все же основные по объему работы по преимуществу связаны с Мехико. В конце 1950-х годов возникает идея разгрузить столицу путем создания нескольких городов-спутников и заканчивается строительством первый из них, спроектированный под руководством М. Пани.

В Мехико ведутся работы по продлению одной из двух главных магистралей— Пасео де ла Реформа, прокладывается вторая ось север—юг, параллельная авениде Инсурхентес, завершается периферийный кольцевой бульвар. Большинство этих мер было намечено еще в 20— 30-х годах. Заново создаются жилые массивы Санта-Фе, Инденпенденсия, Морелос и самый крупный район Ноноалько- Тлальтелолько в зоне трущобной застройки на северо-востоке города. Его проектированием также руководил М. Пани.

Центром нового района стала площадь Трех культур на продолжении ул. Пасео де ла Реформа. Площадь Трех культур — явление, характерное для всей современной архитектуры Мексики и ее последних по времени тенденций. Здесь реконструктивные работы сочетались с широко поставленными археологическими раскопками, в результате которых были обнаружены крупные остатки доиспанской ступенчатой пирамиды Тлальтелолько.

Это обстоятельство и соседство барочной церкви натолкнули на идею проекта, по которому произведения старины сочетаются с современными жилыми и общественными зданиями. В другой части района, на пересечении проспектов Инсурхентес и Ноноалько, по проекту Пани сооружена 24-этажная башня административного здания, поднимающаяся острым треугольным клином на высоту 127 м (самое высокое железобетонное сооружение Мексики). Этот пример характерен поисками необычной формы высотного здания, типичными для мексиканской архитектуры (Министерство гидроресурсов, «Toppe Латиноамерикана»). Так же своеобразна композиция высотного здания Управления железных дорог (архитекторы П. Бройд, Б. Мендес, К. Ортега, О. Уррутиа), где трехлучевой объем наверху расширяется книзу, как бы набухая, до ограниченного выпуклыми линиями треугольника.

Особенно широкое развитие в архитектуре Мексики 1960-х годов получают мероприятия, связанные с тенденцией максимального развития туризма, превращающегося в одну из ведущих отраслей экономики, пропаганды национальной культуры, международных контактов. К XIX олимпиаде был подготовлен ряд крупных сооружений в разных частях города, а председателем Олимпийского комитета был назначен известный архитектор П. Рамирес Васкес. По его проекту уже в 1966 г. было завершено строительство стадиона «Ацтека» на 100 тыс. зрителей. Крытый дворец спорта, вместимостью до 20,2 тыс. спроектирован Ф. Канделой, А. Пейри, Э. Кастанеда. На новой магистрали сооружен жилой комплекс «Олимпийской деревни».

В соответствии с программой развития туризма с начала 60-х годов благоустраиваются привлекательные для туристов старинные города, развиваются курорты, в большом числе строятся гостиницы, мотели, аэропорты, яхт- и гольфклубы и т. д. В эти же годы реконструируется группа небольших городов на границе с Соединенными Штатами (Матамора, Сьюдад-Хуарес, Пьедрас Неграс, Ногалес, Тихуана и др.), предназначенных для приема и обслуживания туристов. В этих городах ведутся реконструктивные работы, сооружаются туристские и торговые центры, выставочные здания, спортивные сооружения и специальные въездные композиции, называемые «Воротами Мексики». Реконструкция пограничных городов проводится под руководством М. Пани.

Успехи мексиканской археологии последних десятилетий (а также и забота о развитии туризма) послужили толчком для интенсивного строительства музейных комплексов. Как правило, это сооружения многофункциональные, обеспеченные обслуживанием разного назначения, сочетающие экспозицию с театром, библиотекой, концертным залом и т. д. В композиционном отношении здания музеев являются новой вехой в решении традиционных для мексиканской архитектуры проблем — национального своеобразия и синтеза с изобразительными искусствами.

Наибольшую известность в области музейного строительства получили работы П. Рамиреса Васкеса — Национальный музей истории в Чапультепеке (1960, Мехико), Антропологический музей в Мехико (1965), Национальный музей в Сьюдад-Хуаресе (60-е годы) и др. Эти произведения, особенно здание Антропологического музея, могут служить примерами «необарочных» тенденций в мексиканской архитектуре конца 60-х годов. Распространенные в это время во многих западных странах, для Мексики они отражают, в частности, новую попытку интерпретации мексиканских исторических художественных традиций и декоративных форм в современной архитектуре.

Архитектура Мексики на протяжении всего XX в. остается одной из самых своеобразных и ярких национальных школ в современном мире.