Хаас хауз, следующая крупная постройка Холляйна, офис с магазинами на Соборной площади в Вене (1987-1990), где поверхность округленного угла уступчато разделена по диагонали между стеной с квадратными проемами и темным светоотражающим стеклом, а на фоне последнего круто выступает сочетание двух разновеликих стеклянных цилиндров, откровенно ориентирован на образцы американского постмодернизма. Здание в тени собора Св. Стефана замкнуто в своем герметичном мире. Характерный для конца восьмидесятых дух агрессивного коммерциализма вытеснил как символические значения модернистской утопии, так и постмодернистскую контекстуальность.

Более скромна роль в развитии словаря форм постмодернизма британца Терри Фаррела (род. 1938). Он, однако, построил в восьмидесятые годы несколько значительных зданий в Лондоне. Перестройка вокзала Черинг Кросс (1987-1990), стоящего на набережной Темзы у ее пересечения железнодорож- Арю-теяор Терри Фаррел ными путями по мосту Хангерфорд, стала претенциозным символом финансовомируют обобщенные классицистические темы. Гигантские остекленные арки между скошенными массивами обслуживающих башен могли быть чудовищно подавляющи, если бы их бутафорский характер не был столь очевиден. Этот супермонументальный классический словарь отвечает утвердившемуся тогда принципу коммерческой архитектуры: облик здания должен выражать статус организации, для которой оно предназначено, а не функцию, которой оно непосредственно служит.

Здание офиса, построенное Фаррелом на набережной Темзы у Воксхолл Кросс (1990), приобретено британским правительством для знаменитой службы Ин- теллидженс Сервис — М16. Его преувеличенная монументальность и полное несоответствие форм, воспринимаемых извне, с внутренней структурой, вполне отвечают статусу и характеру деятельности пользователей. Здание имеет внутренний каркас. Его оболочка сформирована из крупных сборных железобетонных панелей весом в 5-8 тонн и частично — из тонированного стекла. Пластичные формы панельного фасада, выступающие на фоне стеклянной призмы, образуют подобие ступенчатой пирамиды с бастионоподобной выступающей нижней частью, полукруглыми башнями и венчанием, где тяжелые ступенчатые устои обрамляют полуротонду. Словарь форм соединил аллюзии на монументы древней Мезоамерики, шпееровский классицизм и стеклянные призмы Миса.

Установка на -статусную- архитектуру для М16 осуществлена даже с большей полнотой, чем в Черинг Кросс.

Статусную архитектуру, монументальная символика которой возрождает былые претензии неоклассицизма, с особой широтой и последовательностью осуществлял в восьмидесятые Рикардо Бофилл, начинавший деятельность с попыток воплотить эгалитаристские утопии каталонских маргиналов. Деятельность его коллектива «Тальер де Аркитектура» была перенесена из Барселоны во Францию. Метафоры и символика формы для него — raison d’fltre архитектурного творчества. Дисциплину языка архитектурной классики он стремился соединить со стандартами индустриального домостроения и громадностью величин, к которой пришла застройка современных городов. Он отвергает будничное, пытаясь достичь определенного величия при осуществлении популистского лозунга «дворцы для всех» (вместе со статусом, поднимающимся до уровня дворца, поднималась и стоимость жилища при тех же потребительских качествах).

Бофилл говорил о возрождении французской традиции классицизма — его симметричных осевых систем, четких ритмов, для чего необходимо сохранить лишь его первичные элементы, свободно обращаясь с конкретными формами. их масштабом и ролью в структуре (колонна может стать пустотелым цилиндром, используемым для лестницы, или, при разделении по этажам, для комнат — комнатой-колонной). Для современной техники, по мнению Бофилла, элементы словаря классицизма — такой же естественный продукт, как и абстрактные формы «современной архитектуры». Переход от камня к бетону также не смущает — и каменный классицизм когда-то имитировал деревянную конструкцию. Поэтому лозунг «индустриализации Ренессанса» он считал естественным.