Часовня Спаса Преображения мало посещается горожанами. Здесь проводятся службы в память о героических событиях — в 2004 г. прошла панихида в честь начала русско-японской войны, по героям Порт-Артура и в честь столетия подвига матросов крейсера «Варяг». Весьма симптоматично недовольство жителей появлением мемориала. По их словам, они получили вместо любимого места прогулок — «кладбище». Это относительно редкий пример отторжения, неприятия возникшего храмового комплекса. Причина этого — в потере элементов привычного комфорта; функция мемориала вступила в противоречие с функциональной структурой микрорайона. В сопоставлении с этим примером становится особенно понятно значение обустройства многих участков при храмах, позволяющих использовать их как место отдыха жителей окружающих домов.

Заканчивается строительство больших храмов — Державной иконы Богоматери в Чертанове и Александра Невского в Кожухове. В 2007 г. были освящены храм Живоначальной Троицы в Старых Черемушках, и Новомуче- ников и Исповедников Российских в Бутове, который тоже можно считать московским. Еще не начато строительство более десяти намеченных проектами храмов на территории Москвы. В некоторых случаях даже не определены границы участков. Временные небольшие храмы остаются единственными культовыми объектами многих жилых районов. Особое место занимают среди новых построек мемориальные храмы и часовни — в начале нового тысячелетия их число заметно возросло. Построен также целый ряд храмов на месте утраченных памятников культового зодчества.

В градостроительном отношении выбор места строительства продолжает исторические традиции размещения храмов в важнейших планировочных узлах, в живописных точках ландшафта и во внутриквартальных пространствах. Характерной для сегодняшнего дня стала ситуация, когда эти композиционные приемы совмещаются в той или иной степени в одном планировочном решении. Современные храмы наряду с историческими культовыми зданиями обогащают многоэтажную жилую застройку новых районов и их ландшафт. Наиболее существенным следует признать тот факт, что храмы становятся важными объектами в комплексе общественных зданий района, усиливается их социокультурная роль в формировании городской среды. Современные храмы становятся одним из средоточий общественной и культурной жизни новых районов. Можно сказать, что в этом проявляются значительные изменения культурной парадигмы современного российского общества.

Очевидно, что небольшие габариты культовых объектов, окруженных многоэтажной застройкой, не позволяют создать систему городских доминант, основанную на визуальной связи всех храмов и на их иерархии. К тому же культурные предпочтения населения, видимо, и не требуют столь глобальных перемен в городских картинах. Храмы, в основном, служат локальными архитектурными акцентами в застройке прилегающих территорий. Радиус их влияния зависит от масштабного соотношения храма и окружающей застройки, а также от планировочного решения жилых районов. В то же время образ храма становится архитектурным символом жилого района, который ассоциируется с построенным на его территории культовым объектом (Орехово-Борисово, Марьино, Чертаново, Братеево и др.).

Материал главы показывает, что принципы размещения храмов, их функциональной и архитектурно-пространственной взаимосвязи с окружением достаточно однородны. Нет такого разброса подходов, какой наблюдался при рассмотрении собственно храмостроения. Хотя и здесь есть исключения. Главным образом в том, как может решаться благоустройство территории, содержательное наполнение пространства вблизи храмового комплекса.

Общность принципов градостроительного решения говорит, видимо, о том, что на определенном уровне сложилась достаточно целостная система культурных предпочтений общества. Однако приходится подчеркивать: на определенном уровне. Поскольку в более тонкой и сложной области формообразования самих храмов подобной целостности не наблюдается. И это, видимо, вполне закономерно.