Филип Джонсон в одном из своих интервью подчеркнул, что небоскреб есть некая форма выражения, а не результат экономической необходимости, следствие давления коммерческого мира. И в шестидесятые годы представительности начинают добиваться не только нагромождением масс или созданием гигантских пустот, объемлющих человека, но и строительством сверхвысоких сооружений. Опыт показал, что даже при максимальной стоимости земли здание, поднимающееся более чем на 60 этажей, не может быть экономически целесообразным (после Рокфеллер-центра такие здания и не строились три десятка лет). Но сама иррациональность рекордной высоты, достигаемой вопреки целесообразности, могла стать сюжетом мифа, оказывать если не эстетическое, то психологическое воздействие (особенно на американцев, чувствительных к количественным величинам). Высота небоскреба воспринималась как категория монументального. Другой стороной той же задачи стало преодоление ставшего банальностью стереотипа стеклянной призмы.

Чуткий к новым тенденциям. Эеро Сааринен построил одно из первых высотных зданий в духе новой монументальности — 35-этажный небоскреб «Коламбия бродкестинг систем» (CBS) в Нью-Йорке (1960-1965). Здание не имеет акцентированной входной части. Его темный монолит кажется выходящим на поверхность прямо из земных глубин. Несущие элементы наружных стен превращены в мощные трехгранные пилоны, поднимающиеся на всю высоту здания. Пилоны облицованы черным гранитом, узкие просветы между ними заполнены светоотражающим дымчато-серым стеклом.

Первым в серии супернебоскребов стал 100-этажный 335-метровый «Большой Джон» — -Центр Джона Хэнкока» в Чикаго (1965-1970, фирма СОМ. главные проектировщики — архит. Брюс Грэм и инж. Фазлур-Хан). Здание включает упакованные в общую оболочку офисы с 4 тыс. служащих, квартиры на 1700 человек, гараж на 1200 автомашин, магазины, рестораны и пр. Своей монументальностью оно обязано не только высоте, но и специфической конструкции, придавшей объему очертания высокой усеченной пирамиды (Фазлур-Хан стал знаменем фирмы, как ранее архитектор Гордон Баншефт). Ветровое давление воспринимает здесь мощная труба, которую образуют наружные стены, укрепленные диагональными связями. Подчеркнуто крупные сечения выведенного наружу стального каркаса, облицованного черным анодированным алюминием, усиливают впечатление подавляющей силы.

В Сан-Франциско архитектор Уильям Перейра построил 40-этажное здание компании «Трансамерика» (1969-1972), вписав его в очертания высокой шпилеобразной пирамиды, вопреки трудности целесообразного использования верхних уровней и организации системы лифтов. Здание поначалу категорически охарактеризовали как «большую и претенциозную глупость», но затем признали наиболее заметным небоскребом города, снисходительно принимая стены, набранные из стандартных железобетонных оконных блоков, и странный переход к основанию пирамидальной массы через ряды тонких наклонных опор22. Башня образовала заметный ориентир, однако, вполне случайно расположенный в системе города.

Филип Джонсон, скептически относящийся к «сверхгигантам», увидел решение проблемы в соединении нескольких зданий во взаимодействующую систему, В 1969-1972 гг. совместно с Джоном Бёрджи, он создал центр IDS в Миннеаполисе, Миннесота, — квартал площадью около гектара, где общий атриум — «Хрустальный двор» — обьединяет 50-этажный и 8-этажный офисы, 19-этажную гостиницу, универсальный магазин. Объемам зданий приданы сложные многогранные очертания, чтобы усилить игру отражений на их стенах из поляризованного стекла. «Хрустальный двор» перекрыт ажурной стальной конструкцией пирамидального очертания, заполненной стеклом; она поднимается на 37 м. В атриум вливаются пешеходные потоки не только с четырех примыкающих улиц, но и по крытым мостикам, переброшенным через магистрали и образующим сеть воздушных переходов. Атриум стал пересечением важнейших пешеходных направлений центра. Он выполняет функции как городской площади, так и аванвестибюля для зданий. Мостики обрамляют его со всех сторон, циркуляция людских масс в сложном пространстве определяет главный эффект. Это не столько «место», сколько узел путей, объект процессиональной архитектуры. Многогранный высотный объем служит ориентиром, выделяющим этот главный элемент комплекса в городском пространстве.

В Хьюстоне. Техас. Джонсон и Бёрджи создали комплекс Пенцойл Плейс (1970-1976), занимающий всю площадь квадратного квартала. Из воображаемой призмы в его границах изъяты части, заключенные между плоскостью симметрии и диагональю. Так образованы два трапецоида, объемы которых превращены в одинаковые корпуса офисов. Оставшиеся свободными треугольные площадки накрыты наклонными стеклянными кровлями, поднимающимися от земли до уровня восьмого этажа. Образовавшиеся пространства связаны узким разрывом между призмами, сливаясь в огромный холл, объединяющий башни с навесными стенами из матового стекла цвета темной бронзы. Верхние части призм косо срезаны и образуют крутые скаты, определяющие динамичный силуэт. В отличие от конгломерата зданий центра IDS, Пенцойл Плейс воспринимается как целостное произведение минималистской скульптуры. Его монументальность создается лаконичностью и масштабом целостной формы, а не абсолютными величинами.