К западной оси Парижа тяготеет отделенный от нее Сеной Музей Орсэ, посвященный искусству XIX столетия. Его здание создано в результате реставрации и реконструкции бездействовавшего с довоенных времен вокзала Орсэ (1900,архит. В. Лану). Преобразование транспортного сооружения в музейное здание, интерьер которого отвечает характеру экспозиции, осуществлено по общему проекту группы ACTArchitecture и итальянского дизайнера Гаэ Ауленти (род.1927), реконструировавшей интерьеры (1974-1986). В отличие от прочих -Больших проектов», здесь ставилась задача сохранить дух прошлого века, отвечающий духу экспонатов. Восстановив богатый кессонный декор 75-метрового свода над конкорсом, ставшим главной экспозиционной галереей, Ауленти разделила на нефы ее нижний ярус массивными стелами, облицованными естественным камнем. Эта новация, выдержанная во вневременной тяжеловесной монументальности, получила траурно-кладбищенский характер. Театрализованный историзм музея, заданный преобладанием реставрационных задач и спецификой экспозиции, стоит особняком в системе, программно выражающей дух современности.

Восточная часть главного диаметра Парижа не получила энергичного развития и прямизны западного луча. Главным элементом, закрепляющим ее направление, стало здание Оперы на пл. Бастилии, завершенное, как и Большая арка Дефанс, к юбилею французской революции в 1989 г. по проекту канадского архитектора Карлоса Отта, лауреата крайне неудачного по составу участников международного конкурса 1983 г. Здание вписано в неудобный протяженный участок неправильных очертаний, заданных исторической парцелляцией. Фрагментированная композиция довольно механистично соединена из характерных стереотипов нео- модернистской архитектуры, включающих очевидные отсылки к работам Р. Мейера. Целому, масштаб которого подавляет окружение, недостает не только визуальной связности, но и ясно выраженных значений. К площади Бастилии здание обращено мощным барабаном, на стеклянное ограждение которого наложена облицованная металлом широкая полоса, ступенчато поднимающаяся с двух сторон к щели, которая как бы раскалывает цилиндр по оси. На этой оси расположен главный вход, перед которым довольно неуклюже поставлен отделенный от здания портал. Сложная игра наслоений придает пространственность фасадам; прием наслоений перенесен и на организацию кулуаров и лестниц, охватывающих большой и малый залы. Он мог стать эффектным приемом формообразования, но не приведен автором к единству. Пространство большого зала на 2700 мест с двумя сильно нависающими ярусами балконов чрезмерно для оптимального восприятия зрелища. Восточной части Парижа, исторически принявшей на себя основную часть производственных и складских зон города, было уделено наибольшее внимание е «Больших проектах». Крупный очаг общественной и культурной жизни города создан близ северо-восточного звена «стены таможенных застав», окруживших Париж перед французской революцией, — у заставы Ла-Виллет. Здесь размещены Парк-де-ла-Виллет площадью в 55 га (1981-1989, архит. Бернар Чуми) и, в его пространстве, Центр науки и промышленности (1981-1986, архит. Адриен Файнзильбер). К парку примыкает обширный комплекс Центра музыки (1985-1995, архит. Кристиан Портзампарк).

О «ландшафте XXI века», чуждом романтических значений, который создал в парке Бернар Чуми, и о ярко-красных «folies», артикулирующих его пространство, упоминалось выше, в разделе, посвященном деконструкгивизму. Кстати, в системе «Больших проектов» созданное Б. Чуми — единственный пример последовательного применения деконструктивистской концепции (как, пожалуй, и любой другой системы восьмидесятых). Оценить ландшафтную архитектуру Чуми с ее механоморфными игрушками можно будет не раньше, чем поднимутся деревья парка.

Над парком господствует призма Центра науки и промышленности (1980-1986, архит. Адриен Файнзильбер). По объему (275x111x40 м) она вчетверо больше Центра искусств Помпиду. Это не экспозиционное здание с привычной структурой, но «место показа». Шесть его уровней в середине объединены огромным холлом. Членение площадей весьма условно; они заполнены экспонатами, вовлекающими зрителя в интерактивные ситуации. Общая цель музея — показать воздействие технизированного мира на все стороны современной жизни. Он предлагает глобальное понимание науки и техники, подчеркивая условность их разделения на дисциплины.