Построенная при царе Алексее Михайловиче, церковь бережно хранила его имя в двух местных иконах с изображениями небесных покровителей государя — митрополита Алексия и Алексия человека Божия. Мы видим и образ Иоанна Предтечи — патрона царевича Ивана Алексеевича, имевшего свои хоромы в Преображенском. Что касается храмовой иконы Воскресения Христова, то она была крупных размеров и писана в XVII столетии царскими иконописцами. В прошлом веке она также находилась в упомянутой богаделенной церкви.

Одно из первых свидетельств о местных образах церкви Воскресения Старо-Преображенского дворца относится к 10 июня 1671 г.: столбец Оружейной палаты сообщает, что к ним на Казенном дворе сделали четыре пелены, там же выполнили суконный покров на панихидный стол. А. Сорокин и П.В. Синицын, видевшие остатки церковного убранства храма, упоминали о двенадцати месячных семивершковых минеях. По данным последнего, они были написаны в 1712 г. иконописцем Оружейной палаты Кириллом Улановым 26. Участие мастеров Оружейной палаты в написании икон для дворцовых церквей и хором — явление типичное. В работах в Коломенском и Измайлове участвовали такие знаменитые иконописцы, как Симон Ушаков, Иван Филатов, Сергей Рожков, Карп Золотарев, Иван Безмин и др.

Многие из созданных иконописных шедевров не сохранились, будучи уничтоженными в советское время. То же, скорее всего, произошло и с иконами Преображенского дворцового храма. В 1923 г. церковь Воскресения при Ново-Екатерининской богадельне была закрыта, а ее внутреннее убранство разделило участь многих уничтоженных или разграбленных храмовых интерьеров.

Опись 40-х гг. XVIII в. позволяет весьма детально представить внутренний облик храма. Стены его украшали иконы, поставленные крестообразно по пять. У местных образов были лампады на железных цепях; упоминаются “слюденые двери” на правой стороне храма. Опись подробно перечисляет всю утварь — ризы, епитрахили, кадила, священные книги и др. — ив целом говорит о весьма простом убранстве: “В олтари и в церкви… обоев и украшений никаких не имеется”. Сведения о дворцовой Преображенской церкви имеются и в Ружной книге 7189 г. (1680/1681), Ружной разметной книге 1699 г., Имянной подушной книге 20-х гг. XVIII в., где она упоминается за Сретенским сороком. Священники церкви Воскресения в Преображенском содержались на денежной и натуральной руге, выдаваемой из Приказа Большого дворца; в счет руги входило также сукно. На праздники Воскресения Христова и Преображения выдавались молебенные деньги (2 руб.). Наказано было давать содержание деньгами, “буде земель и иных доходов и приходцких дворов нет”. При церкви состояли поп и дьякон, что подтверждает отсутствие у храма приделов, ибо в противном случае было бы увеличено число попов.

При Петре I в храм “отпускаемы уже были церковные потребности”. В 1704 г. произошло значительное обновление церковной утвари на общую сумму 95 рублей 5 алтын. Это связано с общими поновлениями дворца, который вплоть до начала 1710-х гг. был местопребыванием младшей сестры государя царевны Натальи. В 20-е гг. XVIII в. Петр “часто ездит слушать богослужения” в дворцовую церковь, когда бывает в Москве. В 1721 1723 гг. “за славленье” император жалует священнику с причетниками Воскресенского храма червоные. 4 апреля 1724 г. Екатерина I “изволила слушать литургию в Преображенском; дано в кошельки и на молебен 2 рубли, да на Яузском мосту роздано милостыни нищим 16 алтын 4 деньги”.

В правление Анны Иоанновны храм пришел в упадок. В 1735 г. поп Петр Алексеев подал прошение о починке утвари — евангелия, риз, стихарей, поручей, кадила, епитрахили, о чем вскоре вышел именной указ. Опись, составленная в 40-х гг. XVIII в., рисует следующую картину: “…Образы в верхнем, в среднем и нижнем ярусах ветхи и в починку непрочны, в олтаре… между щелей над престолом сыплется песок;…два колокола… разбиты. В церкви в разных местах имеется течь, а вшед по правую сторону у слюденых дверей стена выпятилась и опасно, чтоб не упала”. 23 июня 1740 г. вышел именной указ, обязывавший Воскресенскую церковь “немедленно починить или на том же месте такую же новую построить из дворцовых доходов” 33. Смета на ремонт вылилась в круглую сумму, поэтому предпочли построить новую церковь.

Подряд взял олончанин Петр Нестеров. Церковь строилась в 1740 — 1741 гг. и обошлась в 1 400 руб. 34 Новый храм превратился из дворцового в приходской, хотя числился в ведомстве Главной дворцовой канцелярии. Наряду с церковью Спаса Преображения на Преображенской площади это была вторая приходская церковь в Преображенском, и такой характер она сохраняла вплоть до конца XVIII в.