Из конторских зданий выделяется здание на Херренгассе (1933, архитекторы 3. Тейс и Г. Якш) —первое высотное здание в Вене. Железобетонный каркас не получил здесь выражения в композиции. Ступенчатое построение верхних этажей (вызванное требованиями городских властей) неудачно по пропорциям. Опыт австрийских архитекторов тех лет в области работы с новыми конструкциями был еще недостаточен.

Наиболее значительным вкладом архитектуры Австрии этого времени в разработку массовых типов зданий был новый тип детского сада, так называемый «дом ребенка», разработанный арх. Ф. Шустером. В основу планировки этого типа здания положен принцип разделения детей на группы по 30—35 детей в каждой. Групповые помещения имеют отдельные входы и свои террасы с выходом на них из зала и объединяются общим коридором.

Развитие архитектуры Австрии было прервано в 1938 г., когда страна была присоединена к гитлеровской Германии и превратилась в провинцию Остмарк.

После присоединения многие видные архитекторы покинули Австрию, среди них были Э. Плишке и И. Франк. Еще раньше уехали Нейтра и Хольцмейстер, умерли Лоос и О. Страад. Это поставило архитектуру Австрии после окончания второй мировой войны в сложное положение.

Для архитектуры Австрии первого десятилетия после окончания второй мировой войны характерно отсутствие ярких идей. Настроенные резко отрицательно к «новой архитектуре» и, в частности, к творчеству , австрийские архитекторы в то же время оказались не на уровне даже своей собственной традиции — Вагнера, Гофмана, Лооса. В архитектуре этих лет господствует боязливая нейтральность взглядов, бесцветность архитектурных решений.

Причин для этого было достаточно: кроме того, что Австрию покинуло большинство видных мастеров, в ней не оказалось современноподготовленной архитектурной молодежи. Сыграли свою губительную роль и годы фашистского господства.

Лишь к концу 50-х, годов австрийская в лице арх. Р. Райнера выдвинула деятеля, который, сочетая в себе интерес к градостроительным вопросам и к проблеме сборного строительства и находясь, таким образом, на уровне архитектурного мышления своего времени, вместе с тем не чужд и традиций австрийской архитектуры.

Большую роль, как он считает, должно сыграть свойственное австрийским архитекторам стремление соблюдать соразмерный человеку масштаб при решении проблем города и создании жилой атмосферы в доме.

Райнер утверждает, что единственным типом жилища должен быть построенный из сборных элементов и максимально изолированный от улицы односемейный дом, который, по его мнению, оправдан и экономически. Таковы построенные им комплексы малоэтажных домов вМаннерсдорфе (1952), в Тернице (1953) и в Вене на Вейтингерштрассе (1954) й Ам Мауэрберг (1963). В своих трудах Райнер не затрагивает собственно художественных проблем, считая, что в процессе проектирования они будут решены интуитивно.

В 1953 г. Р. Райнер разделил с А. Аалто первую премию конкурса на проектирование универсального спортивного зала «Штадтхалле» в Вене. Проектирование было поручено Райнеру, в 1958 г. строительство комплекса было завершено. Комплекс включает дворец спорта с многофункциональным главным залом, гибко трансформирующиеся трибуны которого вмещают от 4 тыс. (показ кинофильмов) до 16 тыс. (состязания по боксу) зрителей, и группу малых павильонов (со спортивными залами и аудиториями). Большой зал перекрыт металлическими фермами пролетом 112 м. Распластанный интерьер главного зала кажется придавленным подвесным потолком, снижающимся к центру, задача организованного формирования пространства оказалась отодвинутой на задний план самодовлеющей «универсальностью». Общая композиция объемов сформирована энергично, однако с ее крупной пластикой диссонирует суховатая утилитарность трактовки деталей.

В конце 50-х годов в архитектуре Австрии начинают появляться сооружения со стеклянными навесными стенами. Первым зданием такого рода был Австрийский павильон на Всемирной выставке 1958 г. в Брюсселе (арх. К. Шванцер;).

Павильон представляет собой квадратный в плане объем (56,5×56,5 м), что типично для присущего австрийской архитектуре тяготения к симметрии, приподнятый на 6 ж и опертый на четыре тонких стальных столба. Сквозной просвет, границы которого определены столбами, — центральное пространственное ядро композиции. Нижний этаж оставлен открытым, верхний огражден навесными стеклянными стенами. Перевезенный в Вену, павильон был затем перестроен автором в здание музея XX в.

В последние годы творчество Шванцера становится все более разнообразным. В Австрийском павильоне на Всемирной выставке в Монреале 1967 г. в основу конструктивного и образного решения им были положены треугольные панели из алюминия, образующие в сочетании формы, напоминающие кристаллические структуры.

Романтическое направление в архитектуре Австрии, как и прежде, возглавляет К. Хольцмейстер, вернувшийся на родину после многолетнего пребывания в Турции. С именем Хольцмейстера связано расширение фестивального комплекса в Зальцбурге (1953—1960).

Сильно искаженное во время оккупации Австрии гитлеровцами здание фестивалей было решено сделать частью фестивального комплекса, объединив несколько старых зданий и площадей с новыми сооружениями. В частности, старое здание школы верховой езды было дополнено сценической коробкой, которая врезается в огромную скалу и сама уподобляется скале.

Работа по созданию зальцбургского фестивального комплекса определила дальнейшее развитие в Австрии строительства зрелищных сооружений, для которых в качестве фона используются старинные здания и руины.

Начиная с конца 50-х годов в Австрии появляется ряд молодых архитекторов, творчество которых развивается своеобразным путем. Среди них — архитекторы-супруги Т. и В. Виндбрехтингер, которые идут от графичного метода Райнера к живой связи внутреннего и наружного пространства, используя традиции Лооса (загородный ресторан Бельвю, 1963 г.).