Широкие поиски новых архитектурных форм (не ограниченные соображениями стоимости здания) осуществлялись видными польскими зодчими при строительстве вилл и особняков крупной буржуазии. Смелое, динамичное сочетание разновысотных объемов, поднятых на колонны и завершенных террасами-соляриями, отличает, например, композицию жилого дома на три семьи, построенного в Варшаве в 1928 г. арх. Б. Ляхертом. Ясное чередование остекленных и глухих плоскостей, вертикальных и горизонтальных членений и гармоничность пропорций строгих и крупных по масштабу геометрических объемов — основные выразительные средства, примененные в ряде варшавских построек архитекторов Е. -и Ш. Сыркус, например в так называемом «доме на колоннах» (1931) или в односемейном жилом доме (1932). В композиции некоторых особняков, построенных арх. Р. Гуттом (дом на Келедкой ул. и др.), важную роль играет рельефная фактура кирпичной кладки.

Интересную область строительства 30-х годов составили санатории и курортные пансионаты, в объемно-пространственной композиции которых широко использовались предназначенные для климатолечения балконы, солярии и террасы и хорошо учитывались особенности природного окружения. В числе лучших санаторно-курортных сооружений могут быть отмечены санаторий-пансионат в Жегестове (1935—1937, архитекторы Я. Багенский и 3. Вардзала), санаторий в Отвоцке (арх. Э. Норверт) и гостиница-пансионат «Патрия» в Крынице (арх. Б. Пневский, 1933—1935).

Хотя, как уже упоминалось, в польской архитектуре с середины 20-х годов получили распространение принципы функционализма, однако на архитектуру крупных общественных сооружений функционализм оказал в большинстве случаев чисто внешнее воздействие, послужив стимулом для упрощения и геометризации традиционных форм при сохранении основных композиционных приемов, характерных для неоклассицизма (симметрия, периметральная обстройка дворов, ордерные системы).

Характерный пример такой стилевой модернизации традиционных форм и приемов— здание Министерства народного просвещения в Варшаве (1927—1931, арх. 3. Монченский). Монументальный перистиль из громадных каннелированных столбов (поднимающихся на высоту четырех этажей здания), оформляющий вход во двор министерства, придает классической пространственной схеме новый масштаб.

Простые вертикальные членения и спокойные сдержанные формы отличают композицию здания библиотеки Экономического института, бывшей купеческой школы в Варшаве (1922—1926, арх. Я- Виткевич).

Сочетание традиционной симметричной схемы планировки и «современного» декора фасадов характеризует композицию зданий Банка народного хозяйства (1928—1931), командования военно-морского флота (1934—1938) и других крупных административных зданий Варшавы, построенных арх. Р. Сверчинским.

Одним из первых примеров органичного новаторского решения функциональных задач в строительстве общественных сооружений явился комплекс Академии физкультуры в Варшаве со стадионом и большими спортивными залами (арх. Э. Норверт, конец 20-х годов).

Тенденции функционализма нашли удачное применение в строительстве общественных зданий массового типа — школ, детских садов, кинотеатров. Среди сооружений этого направления могут быть отмечены построенные в 1930-х годах школьные здания на ул. Краевского в Варшаве (арх. Р. Гутт) и в г. Крулевска Хута (арх. В. Собонь), детский сад в Варшаве (1938, арх. Я- Лукасик) и бассейн в г. Цехоцинек (архитекторы Р. Гутт и А. Шниолис).

В 30-х годах, после окончания экономического кризиса и восстановления цементной и сталелитейной промышленности, в Польше сложились необходимые предпосылки для более широкого применения достижений строительной техники.

Уже в 1933 г. арх. М. Вейнфельд построил в Варшаве первое в Польше высотное здание с металлическим каркасом — дом страхового общества «Пруденциаль» (позднее реконструирован в гостиницу «Варшава»). Фасады его, облицованные светлым камнем, оформлены единым и выразительным мотивом вертикальных лопаток.

Новые рациональные конструкции нашли художественное воплощение в архитектуре здания крытого рынка в г. Гдыне (1935, арх. С. Рейхман), а также трибун ипподрома в районе Варшавы — Служевец (1939, арх. 3. Зиберек-Плятер).

Наиболее широко применяются новые конструкции и материалы в строительстве промышленных зданий. Рационализм, необходимый и естественный в строительстве зданий этого типа, проявился и в самом методе их проектирования, и в подходе к формообразованию сооружений.

Наглядным примером новой трактовки традиционной конструктивной системы может служить здание фабрики телефонных аппаратов в Варшаве (арх. Р. Миллер, 30-е годы). Кирпич, являющийся в структуре здания основным несущим и ограждающим материалом, выполняет здесь и эстетическую функцию — ритмы ребристых вертикалей кладки создают выразительную игру светотени.

В 30-х годах в Польше были построены крупные железобетонные и стальные мосты, гидросооружения. Среди лучших инженерных сооружений этих лет следует отметить плотину в Поромбке и гидростанцию в Рожнове. В обоих случаях пространственная композиция, обусловленная конструкцией, удачно сочетается с окружающей природой.

Оккупация Польши в 1939 г. гитлеровской Германией принесла стране тяжелые разрушения. Многие польские архитекторы погибли в концентрационных лагерях или во время Варшавского восстания. Однако и в тяжелый период кровавой оккупации в Польше подпольно продолжалась работа над проектами для будущего строительства и по подготовке архитектурных кадров (архитектурный факультет был официально закрыт). Было проведено даже несколько конкурсов на проекты перестройки Варшавы и на проекты типовых сельскохозяйственных зданий.