Небольшой храм, завершенный одной шлемовидной главой, имеет развитое пластическое решение. К его западному фасаду пристроена асимметричная звонница с аркадой входных проемов. Тема аркады продолжается на южной экседре, к которой подходят прихожане за святой водой. Но общности с окружением больше, чем в Раменках, благодаря использованию камня и схожести колорита: в храме, как и в его окружении, господствует светлая капитальная стена. При такой общности маленький храм не теряется, поскольку он, при всей сложности своей структуры, много лаконичнее окружающей застройки.

Типовая многоэтажная застройка, окружающая храм, характеризуется большими расстояниями между домами, поэтому выразительный объем храма служит архитектурным акцентом и объединяющим элементом застройки. Ключевая роль храма в воспринимаемом жителями образе застройки отразилась в том, что он стал темой многочисленных самодеятельных произведений: пролеты между домами на прилегающей территории (вдоль улицы Лескова) оформлены дилетантскими изображениями храмов на бетонных ограждениях и малых архитектурных формах. Подобные изображения стали, заметим, приемом городского дизайна, встречающегося и в других районах Москвы. Храм становится неотъемлемой частью ансамбля жилого района. Конечно, появление подобных изображений не всегда признак почтительного внимания к сакральному значению храма. Это может быть проявлением тяги украсить эстетически бедную среду окраинных районов города. Но именно храмы дают тему для такого украшения.

Наряду с диалогом «храм-застройка» важны и другие его связи с окружением. Участок вышеупомянутого храма в честь иконы «Живоносный источник» удачно расположен между улицей Лескова и пересохшим руслом реки вдоль Белозерской улицы. В этой зеленой рекреационной зоне размещены детские и спортивные площадки, прогулочные дорожки и т.п. Храм стоит на высокой бровке и имеет хороший обзор. Большие расстояния между шестнадцатиэтажными башнями позволяют видеть его издалека и по всем направлениям. Здесь органичное включение культового объекта в окружающую застройку достигается как за счет удачного архитектурного образа, так и за счет благоприятной градостроительной ситуации.

В рассмотренном примере храм, при общности материала (или, точнее, фактуры) и колорита, достаточно контрастно выделялся в окружении. Существенно иначе построен храм-баптистерий во имя св. кн. Ольги при церкви Вознесения Господня за Серпуховскими воротами, возведенный в 1995 г.13 Новый храм и здание Синодального отдела Московского Патриархата размещены прямо напротив нового элитного жилого комплекса. Их разделяет узкий переулок. Несмотря на существование определенной дистанции, храм воспринимается как составная часть сложной пространственной композиции окружающей застройки. Помимо темы стены и общности колорита храм и соседствующую застройку объединяет пластическая проработанность фасадов. Если в храме «Живоносный источник» гладкие поверхности противопоставлялись мелко решетчатой структуре фасадов жилых домов, здесь церковные стены расчленены плоскостями лопаток и фризов, что позволяет храму несколько мимикрировать в современном окружении. Его небольшой объем визуально сливается с рядом хаотично соединенных фрагментов нового жилого дома — разновеликих башенок и выступов, перекрытых купольными завершениями. В данном случае это, видимо, уместно, поскольку маленький храм-крестильня — только дополнение к расположенному рядом более значительному старому храму Вознесения за Серпуховскими воротами.

Важным моментом в сложении градостроительной ситуации вокруг храма является хронологическая последовательность застройки участка — встраивается храм в сложившееся окружение или застройка формируется вокруг него с учетом соседства с культовым объектом. Два выше рассмотренных примера представляют ситуацию, когда храм встраивается в сформировавшуюся застройку.

Противоположный пример — храм Живоначальной Троицы в Конькове (в прошлом посвященный Преподобному Сергию Радонежскому), построенный в 1690-1694 гг. в усадьбе Г.И. Головкина14.

Храм Живоначальной Троицы в Конькове расположен в жилом квартале, причем большой двор, в котором стоит храм, открыт в сторону Профсоюзной улицы. Перед храмом оказывается открытое к магистрали пространство, но сзади вплотную к храму стоит шестнадцатиэтажный жилой дом с монотонным расчлененным лоджиями фасадом, который буквально соприкасается с краснобелым барочным объемом церкви. В некоторых ракурсах ярус звона колокольни совпадает с горизонтальными членениями фасада многоэтажки, и кажется, что звонари находятся прямо на лоджии жилого дома. Причина возникшей ситуации в том, что застройка территории вокруг церковного участка осуществлялась в то время, когда храм был складским зданием или просто стоял разрушенным, и к нему не относились как к культовому зданию. (Церковь закрыли в 1939 г. Были разрушены центральная глава и верхний ярус колокольни. В здании размещался склад местного совхоза, а с 1962 г. оно было передано под склад Телецентру. С 1984 г. здание стояло бесхозным и не охранялось. В 1991 г. храм передали Патриархии, а с 1995 г. начались реставрационные работы.)