Самая ранняя среди советских футурологических концепций возникла на основе коллективного дипломного проекта (1960) группы студентов Московского архитектурного института62. Группу объединил увлеченный и энергичный А Э. Гутнов (1937-1986). Работу назвали НЭР — «Новый элемент расселения». Как и последующие советские утопии 1960-х, НЭР имел главной целью предложить принцип системного расселения на основе социальной идеи (развитие свободного общения между людьми), возрождавшей принципы «Великой угопии- на фоне прозы -реального социализма». Работа отмечена молодежным оптимизмом, противостоявшим сардонической иронии -Аркигрэма». Поэтика форм проекта основывалась на идеалах простоты, исходивших от «сурового стиля» искусства тех лет и утверждения целостности пространства. Основная ментальность замысла исключала остраненность формы — тем более, что наступление коммунистического будущего, которому адресовался проект, ожидалось — по хрущевскому прогнозу — к 1980 г.

8 1967-1969 гг. обновленная группа А. Э. Гутнова «НЭР-2»63 трансформировала идею первого проекта в динамичную схему, несущую генетический код новой системы расселения на всей территории страны. Основой должны были стать развивающиеся, растущие линейные структуры — русла, объединенные вдоль стержней с коммуникациями всех видов. Плотность, нараставшая к оси русел, и мощные локальные сгущения ткани виделись условием освобождения пространства от спорадического расселения за пределами структур. Там предполагалось сохранение и возрождение естественной природы и исторических поселений.

В пределах -русел» должны были развиваться органично-живописные формы архитектуры на основе капитальных структур (монолитных платформ) и мобильных функциональных ячеек. Тяготение к центрам общения структурировало архитектурную ткань. Мягкая пластичность, изоморфная с органическим миром, и индивидуализация формы были реакцией на механистичность технологизма, насаждавшегося тогда в СССР. На поверхности эстетики -НЭР-2» — влияние экспериментов П. Сол ери. но более существенным было отражение процессов, «Групаа «ЭР-2-. развивавшихся в советском художественном андерграунде, не имевшем тогда

Группа «Кинетический город» (А. В. Иконников, К. П. Пчельников, С. Н. Гречани- чз8. А М. Панин) также исследовала принципы формирования систем расселения. Как и в проекте НЭР-2, предполагалось, что все системы города должны стать открытыми и динамичными. Сверхвысокая плотность в узлах принималась как условие освобождения и рекультивации окружающих пространств. Целью виделось восстановление равновесия природного и искусственного. Узлы концентрации задуманы как обращенные к солнцу наклонные структуры, где стабильный скелет несет террасы с мобильными ячейками и садами. Система расселения мыслилась как сеть дискретных очагов высокой плотности.

Советские футурологические проекты несли в себе протест против отчуждения архитектуры от социальной активности; они сигнализировали о приближении | экологического кризиса и направляли внимание на взаимодействие природного и искусственного. Но они не переходили в антиутопию, а стремились предложить идеальные модели и соображения о том, как перебросить к ним мосты от несовершенного настоящего. Вера в возможность осуществить утопические планы одним усилием воли была частью общественных настроений, побуждаемых государственной идеологией. Она вела к смешению жанров проекта, прогноза и утопии, а в конечном счете — к тупику и разочарованию в экспериментах, не оказывавших реального влияния на развитие практической деятельности. Советские футурологические проекты шестидесятых остались документом времени больших ожиданий, разбуженных и обманутых «хрущевской оттепелью».