Сооружение включает конструкции строившегося при де Голле оптового рынка, ненужность которого выяснилась уже в ходе строительства. Чтобы расширить изначальную структуру, вдоль длинных сторон призмы созданы пилоны, несущие металлические решетчатые фермы с пролетом 65 м. Крупный ритм фасадов ассоциируется с авиационными ангарами. Плотная «начинка» объектами техники, видимая через стеклянные стены, подготавливает к атмосфере «техномира» экспозиции. С южной стороны, отделенной бассейном от главного объема, стоит сверкающая сфера 36-метрового диаметра, облицованная треугольными панелями из полированной стали. В сфере размещен кинотеатр на 370 мест с панорамным полусферическим экраном. Сопоставленив «идеальной формы» сферы и призмы с ее техноморфной структурой — главная метафора сооружения, воспринимаемого как гигантское техническое устройство.

Программной утилитарности Центра науки и промышленности, сформированного как имитация производственного сооружения, противостоит архитектура Центра музыки, примыкающего к Парку-де-ла-Виллет с южной стороны. Комплекс сформирован как «маленький музыкальный город», со своим укладом жизни и присущей городу типологией пространств, учреждений и жилищ. Форма комплекса метафорична и поэтична. Сравнение архитектуры с застывшей музыкой стало целевой установкой.

Идея создать аналогию Центра Бобур для музыки возникла еще в президентство В. Жискар д’Эстена. В программу Миттерана вошло ее осуществление. Кристиан Портзампарк начал проектирование, победив на конкурсе 1985 г. Стратегией формообразования Центра музыки он избрал фрагментацию. Программа была разделена на части, что обусловило членение Центра на два обособленных крыла.

Первым — к 1990 г. — завершено западное крыло — Национальная консерватория. Ее компактный план организован четырьмя параллельными полосами. Средний разрыв между ними образует сквозную внутреннюю улицу. Фрагментация общей формы продолжена выделением индивидуальных пространственных компонентов в главных членениях плана. Их мягкие отклонения от топологии прямоугольной сетки определили динамику промежуточных пространств, объединяющих фрагментированную систему. В состав помещений Консерватории вошли концертный и репетиционный залы, 15 музыкальных аудиторий, более 100 классов, медиатека, 100 студенческих апартаментов. Метафоры послужили генератором формы скульптурно очерченных объемов, их развивают сложные изменчивые ритмы проемов. Мягко очерченный вогнутый фронт, обращенный к бульвару Жана Жореса, расчлененный на четыре массива, связан круто поднимающейся плоскостью «корбюзианской» кровли. Над западным фронтом волнообразная кровля как бы парит.

Для метода формообразования Портзампарка образ, метафора первичны — это сближает его с К. Мельниковым. Развивая свой формальный язык, он исходит от Ле Корбюзье, но не цитирует его. Деконструктивистский прием фрагментации переосмыслен и подчинен неомодернистской поэтике как средство артикуляции.

Восточное крыло комплекса, завершенное в 1995 г., вписано в вытянутый треугольник плана. Его фрагментированный объем объединяет вибрирующее спиральное пространство «Улицы музыки®, начинающееся от воронкообразного входа и энергично закрученное вокруг эллиптического концертного зала на 800-1200 мест — ядра этой динамичной структуры. «Улица музыки», общий кулуар, перекрыта легкой металло-стеклянной конструкцией. По внешней ее стороне располагаются музей музыкальных инструментов, информационный центр, офисы администрации, жилища студентов и кафе. В зале оркестр может занимать фронтальную позицию или располагаться в центре. Под уровнем балкона пространство зала охватывает ряд акустических ниш, используемых и для организации цветного освещения. Перекрыт зал пологим наклонным куполом, извне напоминающим заломленный берет (в отличие от корбюзианского конического свода, которым перекрыт зал ранее сооруженного западного крыла). Внешние фасады, как и стены «Музыкальной улицы», трактованы как абстракция фронта жилых построек, с перфорв цией проемами и пестрой отделкой плитками или покрашенной штукатуркой в кои траст с белокаменной монументальной оболочкой зала.

Сильно выявленная геометрическая основа восточного крыла четко определила позицию Портзампарка как неомодерниста (и, возможно, наиболее яркого представителя этого направления на рубеже восьмидесятых и девяностых годов). Вето работах возрождался не только переосмысленный язык ранних модернистов, но и их интерес к проблеме городского комплекса. Среди«Больших проектов• Парижа архитектура Центра музыки выделяется своей поэтичностью и отсутствием духа картезианского рационализма, предлагаемого в некоторых проектах как воплощение национального духа и памяти о французской революции.