Удачное градостроительное положение подкреплено созданием выразительного архитектурного образа. Относительно небольшой центрический шатровый храм с выраженными чертами неорусского стиля увенчан тринадцатью высокими главками, расположенными на ярусах кокошников и напоминающими зажженные свечи. Очень украшает постройку лаконичная детализация и богатая пластика фасадов. Торжественность образу храма придают звонница и входной портал на западном фасаде, обращенном к реке. Нависшие над храмом многоэтажные жилые башни усиливают напряженность композиционного решения.

Во втором из упомянутых примеров храм значительно крупнее, а окружающая застройка оставляет вокруг него обширное свободное пространство. Главный элемент окружения — Борисовские пруды и окружающие их озелененные пространства. Существенно, что в озеленении в равной мере присутствуют залесенные и открытые пространства, что обеспечивает храму хорошее обозрение. Вблизи него проходит Каширское шоссе, с которого храм воспринимается как безусловная доминанта. Находящиеся в некотором удалении жилые дома образуют лишь фон заметному храмовому комплексу.

В предыдущем изложении приходилось подчеркивать, что храмы в районах новостроек, создавая важные композиционные акценты местного значения, не претендуют на формирование более обширных градостроительных систем. Сейчас следует сделать по этому поводу одну оговорку. Доминанты храмов не объединяются общими панорамами, не образуют непрерывных цепочек последовательно открывающихся городских картин. Но в некоторых случаях, располагаясь в соседних узлах планировочной структуры, они все-таки могут восприниматься звеньями единой системы.

Это иллюстрируется, в частности, только что рассмотренными храмами. Церковь Александра Невского в Кожухове у Кожуховского пруда (Старицы Москвы-реки), ниже по течению храм в честь Иконы «Всех скорбящих Радость» в Печатниках, дальше эстафету принимает комплекс старых монументов в Коломенском. Еще ниже на берегу стоит Никольская церковь в Сабурове (XVII в.), а несколько в стороне, на Борисовских прудах, встал большой Троицкий храм.

У восточного края Борисовского пруда стоит Троицкая церковь в Борисове (XIX в.), а далее к востоку — Троицкий храм в Братееве. Старые и новые храмовые доминанты сплетаются в одну цепочку, причем иногда между ними вполне явные видовые связи, а где-то они знающими местность легко удерживаются в памяти.

Целая система культовых доминант, представленная небольшими деревянными храмами и часовнями, расположенными в важных точках планировки, возникла в конце 1990-х гг. на севере Москвы. Можно назвать такие культовые объекты, расположенные в этой части города, как храм во имя Иконы Богоматери «Утоли моя печали» и в честь Алексия, Митрополита Московского на Широкой ул. в Медведкове, храм-часовня Николая Чудотворца в Бабушкине и др. На продолжении Широкой ул. — улице Малыгина возведена часовня прп. Сергия Радонежского в Лосином Острове10. Они достаточно далеко отстоят друг от друга, так что трудно говорить о какой-то даже умозрительно воспринимаемой системе. Но, вероятно, можно увидеть черты общности в застройке обширного района, в котором во многих планировочных узлах встречаются общие в своем характере деревянные храмовые комплексы.