Академия фехтования, построенная по проекту архитектора Л. Моретти, расположена на берегу Тибра и обращена к реке своим главным фасадом, в композиции которого господствуют глухие массивы.плоскостей стен, прорезанных внизу узкими лентами окон. Сплошные остекленные поверхности, освещающие спортивные залы, обращены во двор. Рядом находится Римский стадион (арх. Э. дель Деббио), украшенный 60 четырехметровыми мраморными статуями. Из мрамора выполнены и ступени трибун.

Оба здания свидетельствуют о характерном для фашистской архитектуры стремлении сочетать новый тип сооружений с традициями архитектуры императорского Рима. Обильно использованы дорогие материалы — каррарский мрамор — для облицовки железобетонных каркасов.

Реакционные политические идеи с наибольшей непосредственностью воплощались в произведениях символистов. Для этого направления чрезвычайно характерны проекты, представленные на конкурс дворца Лит- торио (дворец фашизма) 1934 г. Нарочито утяжеленные формы, преувеличенность размеров, мистические надписи, замкнутость и в то же время обилие символико-декоративных элементов, включающих эмблемы фашизма, — таков характер этих проектов.

Одним из крайних, доведенных до абсурда выражений символического мистицизма фашистской архитектуры был павильон Литторио, построенный в 1935 г. на Всемирной выставке в Брюсселе по проекту архитекторов М. де Ренци и А. Либера. Главный фасад павильона представлял собой высокую массивную бетонную стену, перфорированную небольшими отверстиями, перед которой были поставлены четыре гигантских символических топора — столбы, облицованные черным мрамором, с завершениями из склепанных металлических листов. Между столбами помещался вход в анфиладу залов. Почти всю стену против входа занимала 8-метровая скульптура всадника. Стены зала, посвященного «фашистской революции», были обработаны пилонами, которым был придан характер эмблемы фашизма. Этот зал, <как писали в то время итальянские официальные издания, наиболее полно выражал «дух современной Италии». На деле в его характере запечатлелись жестокость и истерическая демагогия фашистской диктатуры.

Стилизаторство, эклектика, стремление к помпезности, навязчивая символика — таковы были характерные черты официально признанного фашизмом направления. Наряду с этим в итальянской архитектуре к середине 20-х годов возникло организованное движение «к новой архитектуре».

В 1926 г. в Милане семь архитекторов — Джино Фиджини, Гвидо Фретти, Себастьяне Ларко, Адальберто Л ибера, Джино По- лини, Карло-Энрико Рава и Джузеппе Тер- раньи — основали первую организацию итальянских рационалистов — «группу 7». Шесть членов этой группы работали и жили в Милане, благодаря чему испытывали меньшее влияние официальной римской архитектуры.

В скором времени к поискам новых путей развития современной архитектуры обратились некоторые архитекторы из Рима и других городов. Совместно с миланской организацией они основали новое общество МИАР (итальянское движение к новой архитектуре). В 1927 г. была организована итальянская группа С1АМ.

Усиление агрессивных тенденций итальянского фашизма в середине 30-х годов повлияло на его политику и в области искусства. Был выдвинут лозунг «среднеземноморской архитектуры», под которой понималось главным образом возрождение традиций Римской империи и распространение

их на всю ее территорию, включая итальянские колонии. Рационализм критиковался в официальной печати «за воплощение интернационального духа в архитектуре».

В эти годы среди архитекторов-рациона- листов произошел раскол. Некоторые из них примкнули к официальному направлению, причем даже новые строительные материалы они стали применять для создания сложных стилизованных мистических композиций (как это сделал, например, А. Л,ибера в упомянутом выше павильоне Литторио).

Для многих ов-рацион а л истов постепенно стала открываться истинная природа фашизма. Некоторых успокаивала наивная вера в возможность улучшить общество средствами «хорошей архитектуры»; другие, вступив в активную борьбу с официальным направлением фашистской архитектуры, перешли затем в активную оппозицию фашистскому режиму.

Несмотря на то что своим участием в строительстве архитекторы-рационалисты прямо или косвенно работали на фашизм, они создали ряд технически и композици он но интересных сооружений И положили начало тем тенденциям, которые получили широкое развитие после разгрома фашизма.

Среди представителей рационализма в первую очередь следует выделить Джузеппе Терраньи (1904—1943) — архитектора, жившего и работавшего в Комо (Северная Италия), одного из членов миланской «группы 7». Его первой постройкой был законченный в 1929 г. жилой дом Новокомум в Комо, композиция которого свидетельствует еще о сильном влиянии зарубежных образцов. В 1932—1937 гг. Терраньи строит более своеобразные сооружения.