В целом пространственная форма полусателлита Веллингбю — линейный город, организованный вдоль транспортной оси со сгустками селитьбы — жи- •;* лыми районами, центры которых связаны со станциями метро. Численность населения полусателлита сравнима с населением городов-спутников Лондона, 1 сравнимы и структурные элементы, которые здесь расположены не компактной группой, а подобно бусинам на нитке. Внутренние зоны жилых образований, прилегающие к станции метро, имеют застройку городского характера, внешние — малоэтажную. Высота домов возрастает от одного этажа на периферии | к 10-12 этажам односекционных домов-башен, окружающих центр. Средняя плотность по району в целом составила около 100 чел./га, что втрое выше, чем { в английских городах-сателлитах.

Реакцией на монотонную схематичность строчной застройки, обычной для строительства в Стокгольме 30-40-х гг., стало разнообразие и живописно свободное расположение зданий Веллингбю на природном рельефе и стремление обеспечить соразмерные человеку ограниченные пространства. Живописность эта иногда кажется беспокойной и нарочитой. Однако центр полусателлита, расположенный на скалистом холме и окруженный домами-башнями, образует заметный ориентир среди романтичного ландшафта. Сам комплекс центра (1954, архитекторы С. Бакстрём, Л. Рейниус) образован как тесная группа невысоких крупных объемов — многофункциональных административных и коммерческих зданий, на южной стороне которой расположен куст более мелких построек культурно-общественного назначения. В 1956-1960 гг. по тем же принципам построен южнее общегородского центра Стокгольма полусателлит Фар- ста с населением 57 тыс. человек, расположенный вдоль узкой долины. Контрасты в его живописной застройке еще более решительны. Здания его центра (1960, С. Бакстрём, Л. Рейниус) сгруппированы по сторонам интимной ромбовидной площади, очертания которой подсказаны средневековой Пьяцца дель Эрбе а Вероне, Италия.

В 1961 г. начато строительство юго-западного полусателлита Шерхолмен. Здесь обозначился отход от беспокойной живописности более ранних комплексов. При свободной группировке структурных частей системы, их внутренняя организация тяготеет к большей строгости. Законченный первым район Бреденг (1963, К. Э. Сандберг) приведен к четкой системе, в которой доминируют три группы восьмиэтажных корпусов, организованных по принципу строчной застройки.

Тенденция продолжена полусателлитом Ринкебю-Тенста (1964-1970, Дж. Стэкк и И. Дергалин). Линейное построение его структуры выражено более определено, чем в первых полусателлитах. Последовательно дифференцирована сеть дорог. Все дома приведены к единой высоте (6 этажей). Они объединены в параллельные «строчки- или образуют прямоугольные группы. Плотность застройки стала выше. Архитекторы прокламировали задачу — создать тип среды, соединяющий городскую концентрацию и регулярность с сельским простором и покоем. Плотность и жесткая простота организации групп, однако, необъяснимы в контрасте с окружающими их открытыми пространствами. — Еще более схематична пространственная структура полусателлита Норра Ереафелтет. который завершен в 1978 г. Здесь уже нет уважительно бережного отношения к природе и органичной связи с ней комплексов застройки. Возрождение сентиментализма в пригородных ландшафтах пятидесятых вытеснено механистичной прагматичностью.

Среди крупных градостроительных начинаний середины века идея реконструк- ции шведской столицы с ее системой полусателлитов осуществлена наиболее полно. Этому способствовали специфическая структура ландшафтов и предус- .; мотрительность муниципальных властей Стокгольма начала века, использовавших экономическую конъюнктуру, чтобы приобрести для города обширные щнг резервные территории на его периферии. Важную роль сыграла и организованность реализации строительных программ середины столетия.

Градостроительная модель Стокгольма конца сороковых стала завершением V цепи утопических идей, восходящих к романтическому социализму Уильяма Морриса. Но романтику сменила трезвая практичность шведской модели социализма. По мере эволюции шведского общества на подступах к постинду- стриальной цивилизации стирались очертания и этой модели. Периферийные ‘-v районы Стокгольма к восьмидесятым перестали отвечать изменившимся стандартам жизни и новым ценностям. Их однородная среда и подчеркнуто скромные постройки, несущие печать прагматичной унификации, уже не соответствовали представлениям о комфортном окружении. Да и сама дисперсность периферийной зоны уже не воспринималась как достоинство. Вместе с изменением шкалы ценностей стал меняться социальный статус населения этих районов. Преуспевающая часть уходила в более престижные кварталы, теснее связанные с центром города; все большую часть жителей полусателлитов составляли эмигрантские группы.