При всем том, что в условиях буржуазной Чехословакии невозможно было разрешить острую жилищную проблему, большая работа над проектированием малометражных квартир позволила создать основу для массового строительства, развернувшегося уже после победы народно-демократического строя. Уже в те годы были разработаны очень рациональные и разнообразные планировки квартир. В них архитекторы ориентировались на сквозное проветривание и естественное освещение комнат, на удобное взаимное расположение помещений, на использование прогрессивных конструкций. Широко стала применяться строчная застройка жилых массивов.

Уже первые дома, построенные с соблюдением этих принципов в 1924—1925 гг. (кооперативные дома на Жижкове в Праге— арх. О. Тыл, кооперативные дома в Дейвицах — арх. И. Гавличек, коммунальные дома в Кладно — арх. О. Старый), показали их преимущества по сравнению со старыми доходными домами. Дома с малометражными квартирами преобладали также в Брно (здесь их особенно успешно проектировали и строили архитекторы Б. Фукс, И. Кумпошт, И. Полачек), в Братиславе и в других городах.

Одновременно с коммунальным и кооперативным строительством в Праге и других крупных городах велось строительство коммерческих, «доходных» домов. Они размещались на участке особенно плотно, имели узкие и темные дворы-колодцы и строились на максимальную высоту, которая была разрешена законом, а при плоской крыше надстраивалась еще одним этажом, отодвинутым в глубь от плоскости фасада так, чтобы верхний этаж вписывался в габариты двускатной кровли.

Наиболее крупные и известные архитекторы привлекались в Чехословакии к строительству вилл. Им предоставлялись огромные, порой неограниченные возможности. Однако наряду с интересными творческими находками талантливых зодчих порой здесь можно встретить воздействие моды и оригинальничанье.

Большое влияние на архитектуру подобных зданий оказала вилла «Тугендхат», построенная в 1930 г. в Брно немецким архитектором . Ее композиционную основу составляет единое непрерывно развивающееся пространство, расчленение которого лишь намечено перегородками, не достигающими стен. Главный зал широко раскрыт сквозь сплошное стекло в сад. Характерно, что эта вилла, расположенная на рельефе, одноэтажная со стороны улицы и трехэтажная со стороны сада, своим главным, наиболее выразительным фасадом обращена во внутреннее пространство обширного зеленого участка, в котором она безраздельно господствует. Богатство организации внутреннего пространства, простота и лаконичность форм в сочетании с изысканными пропорциями, превосходной отделкой деталей и специально спроектированной для этого здания меблировкой определили выразительность этого выдающегося произведения европейского функционализма и его воздействие на архитекторов.

Удачный пример более скромных семейных домов дает поселковая колония в Страшницах (Прага), построенная по проектам архитекторов П. Янака, И. Гочара, Я. Завадила в 1920 г. Еще более усовершенствованными в экономическом и техническом отношении был типовой серийный дом фирмы СБС (Брно), созданный арх. Я. Ванеком в 1927 г. Через год в Брно на выставке, организованной Союзом чехословацкого труда, был показан эталон семейного жилого дома, в котором архитекторы И. Гавличек и К. Гонзик не только предлагали улучшенные планировочные и конструктивные решения, но также разработали комплексное оборудование, отвечавшее новым требованиям. Уже здесь были намечены современные принципы организации жилого интерьера с применением встроенной мебели, разнообразных новых материалов, простых и конструктивных форм. Весьма успешно работали над индивидуальными семейными домами архитекторы Л. Жак, И. Крога, Б. Фукс и др.

В конце 20-х — начале 30-х годов в Чехословакии разрабатывается целый ряд проектов домов-коммун, или «коллективных домов», в основе которых лежали различные представления их авторов о новом быте и организации общественного обслуживания. Большое значение имела для этих проектов аналогичная практика советской архитектуры.

Одной из наиболее интересных работ этого направления явился «коллективного дома» архитекторов И. Гавличекаи К. Гонзика (1930). Авторы опирались на опыт проектирования минимальных квартир и домов гостиничного типа, используя в своем проекте лучшие из наметившихся в этой области решений. Они исходили из необходимости предоставления одиноким или бездетным семьям малометражной квартиры (29 м2), разделенной на жилую часть, спальную с гардеробом и санитарный узел. Все остальные функции обобществлялись (питание, стирка белья, культурно-просветительная деятельность и т. п.).

В числе других проектов коллективных домов можно назвать проект группы архитекторов секции «Левого фронта» (И. Бюкинг, Я. Гиллар, А. Мюллерова, И. Шпа- лек), который включал в себя не только новый тип дома с коллективным обслуживанием, но и разработку целого жилого комплекса для трудящихся (со своим спортивным центром, домом культуры, детскими учреждениями, поликлиникой и фабрикой-кухней).

Более отвлеченный, теоретический характер носила работа архитекторов объединения ПАС — К- Яну, И. Штюрса, И. Воженилека. Они создали проект жилого дома для различных ступеней развития коллективного быта, а также изучали проблемы организации жилищ на стадиях перехода к социализму и коммунизму.

Во всех этих работах над новыми типами зданий домов-коммун, содержащих много интересных архитектурных идей и кое в чем и сегодня еще не устаревших, особенно подкупает тот факт, что они проводились в условиях развитого капиталистического государства архитекторами, безусловно уверенными в грядущей победе социализма.

Не имея возможности осуществить проекты коллективных домов в натуре, многие прогрессивные архитекторы сосредоточивали свое внимание на строительстве общежитий для студентов и рабочих, различных пансионатов и домов гостиничного типа. Лучшими зданиями этого типа были общежития «Весна» и «Студенческий дом», построенные в Брно арх. Б. Фуксом, гостиница «Рома» на Виноградах в Праге того же архитектора, гостиница «Ароза» на Смихове (1931, арх. К. Ганнауэр), общежитие для девушек «Ивка» в Праге (1928, арх. О. Тыл) и др.

Значительное место в творчестве многих ведущих чехословацких архитекторов в 1918— 1945 гг. занимало сооружение различных общественных и административных зданий, предназначенных для государственного аппарата, и обслуживания буржуазного общества.

Большие изменения произошли не только в размерах, количестве, но и в характере общественных зданий. Здесь, так же как и в других областях строительства, широкое распространение получили идеи функционализма, главным образом те его стороны, которые были связаны с прогрессом строительной техники, поисками рациональных планировочных решений, экономичностью и разработкой новых средств художественной выразительности. На смену показному монументализму и тяжеловесности в административных и конторских зданиях приходит легкость, связанная с применением металлического или железобетонного каркаса и использованием эффективных заполнителей.

Среди наиболее значительных и новаторских общественных зданий этого времени выделялось здание Пенсионной кассы. Оно было построено по проекту архитекторов И. Гавличека и К. Гонзика (1929—1931) и сразу же вызвало большую дискуссию. Сочетание прямоугольных объемов разной высоты позволило авторам создать развитую пространственную композицию. В основе ее лежит крестообразный план с компактным центральным узлом и удобной планировкой помещений, расположенных в нескольких крыльях. Сооружение было поставлено на свободном участке независимо от окружающей застройки, омывалось со всех сторон воздухом и знаменовало собой принципиально иное отношение к системе застройки города по сравнению с традиционными приемами периметральной застройки. В здании Пенсионной кассы были широко использованы новые конструкции и материалы (железобетонный каркас, стекло, плоские крыши), впервые в Чехословакии применено кондиционирование воздуха и т. д.

Много новых архитектурно-планировочных и конструкторских решений появилось при широко развернувшемся строительстве торговых зданий. Наиболее распространенным типом универсального магазина стали многоэтажные здания с большими просторными залами в центре, железобетонным перекрытием больших пролетов или использованием стоечно-балочной системы и широким шагом опор, которая не мешала создавать независимую, свободную расстановку внутреннего торгового оборудования. Многие крупные торговые здания объединялись с ресторанами, закусочными, кафе, кинотеатрами; последние часто устраивали в подвальных помещениях.

Новым широко распространенным типом торговых сооружений стали пассажи, особенно характерные для Праги (пассаж «Альфа», «Люцерна», пассаж на Пршикопах, построенный в 1932 г. арх. О. Тылом и др.). Система устройства пассажей в условиях большого города позволяла использовать всю глубину застраиваемых кварталов, организовать удобные крутые переходы, не только сокращающие путь между улицами, но и значительно расширяющие фронт торговых помещений в городском центре. Она создавала пространственное развитие центра, повышала его насыщенность разнообразными торговыми, бытовыми и культурно-просветительными учреждениями.

Одним из наиболее удачных пражских пассажей был пассаж «Севастополь», построенный в 1938 г. архитекторами Б. Козак и А. Черны. В нем были применены железобетонные конструкции и высокий купол из стеклоблоков, благодаря которому центральная часть внутреннего помещения получала дневной свет.