Архитектура остальных построек комплекса подчинена облику храма. Существенно, что корпуса воскресной школы, дома причта и сторожки образуют вместе с храмом периметр, внутри которого внутренний двор с декоративным мощением и цветниками. Под двором расположен подземный гараж, который имеет самостоятельный въезд со стороны внутриквартального проезда. Периметральное расположение построек образует достаточно замкнутый ансамбль, отгородившийся от окружения. Только сам храм расположен так, что он обращен не к внутреннему двору, а к внешнему пространству. Еще одним элементом, обращенным вовне, стала часовня, расположенная у самого входа в комплекс. Ее архитектурное решение стилистически отличается от решения всего ансамбля и отчасти воспроизводит образ разрушенных построек. Восьмигранная ротонда с барочным куполом и полуколоннами, оформляющими арочные оконные ниши, имеет современный остекленный входной портал, обращенный к скверу, разбитому снаружи приходского ансамбля. Весь комплекс колористически объединяет тема белой стены с красными деталями.

Замкнутость ансамбля, преобладание в нем темы стены и его колористическое решение — все это выделяет его в ближайшем городском окружении. Дальних же точек обозрения храма и связанных с ним построек практически нет. С южной стороны к территории комплекса примыкает участок студенческого общежития, состоящего из нескольких многоэтажных корпусов, выходящих на улицу Шверника и скрывающих храмовый комплекс. В прозорах между корпусами общежития храм Живоначальной Троицы воспринимается на фоне большого зеленого массива, а с севера и востока — на фоне многоэтажек. Предусмотрены подход и подъезд к комплексу и со стороны Б. Черемушкинской улицы. Единство архитектурного и колористического решения крупного культового ансамбля и его планировочный замысел осуществлены во многом благодаря тому, что внутри жилого района сохранилась большая озелененная территория, не занятая застройкой после разрушения старого храма.

Анализ сложившейся ситуации показывает, что большая часть храмов, расположенных внутри городской застройки, перестает быть общегородскими и даже зональными доминантами. Они становятся композиционными и общественными центрами жилых районов, их архитектурными символами. В современном городе отсутствует градостроительная система храмовых доминант, основанная на их визуальной связи и иерархическом подчинении. Строительство новых храмов и даже воссоздание отдельных утраченных элементов — не позволяют воссоздать общегородскую структуру. В то же время в каждом городском районе есть свой действующий храм, включенный в общую систему православных приходов.

Как уже ясно из первого раздела главы, наиболее распространена ситуация, когда храм занимает достаточно открытое положение. В силу этого он так или иначе вступает в активный диалог с архитектурным окружением. Иногда этот диалог сводится к утверждению отличия, инаковости храма по отношению к окружению. Таков, например, маленький деревянный храм Покрова Пресвятой Богородицы в Раменках, стоящий между двумя многоэтажными комплексами вблизи Мичуринского проспекта. Только строительство рядом с храмом небольшого приходского домика создает какой-то сомасштабный ему элемент окружения. Несоразмерность окружению, как уже было замечено, не помешала храму стать специфической доминантой в складывающемся центре жилого образования.

Среди каменных храмов, возведенных среди жилой застройки новых районов, надо отметить храм в честь иконы Богоматери «Живоносный источник», построенный в 2003 г. в Бибиреве на улице Лескова12. Ситуация здесь отчасти похожа на только что рассмотренную: храм существенно отличается от окружающей застройки своим масштабом и пластикой.