В сплетении эволюционировавших направлений шестидесятых годов трудно наметить четкие разграничения. Необрутализм, порождение «сердитого поколения* Великобритании пятидесятых, заявлявший бескомпромиссный подход я архитектуре, окрашенный пуританской этикой, в следующем десятилетии утратил агрессивный тон, сближаясь с неофункционализмом. Этика обращалась в эстетику, метод — в стиль, основанный на «игре мускулами- массивных открытых конструкций и сочетаниях «грубого бетона- с материалами, сохраняющими крупную текстуру. Круг образцов, на которые он ориентировался, расширился за счет работ Луиса Кана и построенных Ле Корбюзье домов Жауль в Нёйи, а через последние — и на образы народной архитектуры Средиземноморья. Распространяясь за пределы Британии, необрутализм обретал формальную изощренность и риторичность. После вспышки молодежных движений конца шестидесятых и ее угасания, «брутальность» стала ассоциироваться с монументальностью и агрессивностью образов, вызывая раздражение нового поколения молодых. И необрутализм как направление окончательно растворился. Лишь в США до середины семидесятых появлялись постройки, форма которых ассоциируется с эпигонским использованием образов и средств выражения необрутализма.

Направление эволюции показала уже наиболее значительная постройка основателей необрутализма Алисон и Питера Смитсонов — комплекс зданий редакции еженедельника «Экономист» в центре Лондона (1964). Членение его на объемы определено стремлением без конфликта войти в систему классицистической застройки XVIII—XIX столетий. Высота компактного корпуса, выходящего на пинию улицы, ограничена четырьмя этажами, ритм его каркасной стены согласован с соседними зданиями, корпуса в 11 и 16 этажей отнесены в глубь участка. Группу связывает пространство интимной площади-платформы, приподнятой над окружением. Здесь архитекторы имитировали живописную обжитость пространства старого квартала. Бетонные каркасы новых построек облицованы портлендским камнем, традиционным для Лондона; углы корпусов мягко срезаны.

В Британии необрутализм шестидесятых особенно ярко проявил себя в строительстве и обновлении университетских комплексов, где гибкий подход к формированию развивающихся систем имеет особую значимость. Грубоватую силу выразительности раннего необрутализма с романтической настроенностью соединило здание инженерного факультета Лестерского университета, которое построили Джеймс Стерлинг и Джеймс Гоуэн (1960-1963). Драматизированное нагромождение его форм возродило образы технократических утопий начала века — очевидны отсылки к наследию футуристов и российского авангарда (произведениям К. С. Мельникова). Здание членится на две группы обьемов; распластанный блок учебных мастерских, покрытый диагонально развернутыми рядами зенитных фонарей, и конгломерат башен с помещениями администрации и лабораториями. Их вертикальные коммуникации выделены в обособленные глухие шахты. Из основания башен вырастают угловатые массивные консоли аудиторий-амфитеатров. Романтическое звучание и монументальность, которые архитекторы придали здесь характерным атрибутам промышленной архитектуры. — отголосок одного из направлений футурологических экспериментов шестидесятых (о них речь пойдет далее).

Менее естественны ассоциации с технократически ориентированной футурологией. к которым Стерлинг и Гоуэн вновь обратились, проектируя здание исторического факультета Кембриджского университета (1964-1967). Во внутренний угол Г-образного в плане корпуса входит веерная структура круто поднимающегося металло-стеклянного покрытия читального зала. Ярусы остекленных галерей охватывают монументальное пространство этого подобия громадной оран- — еоеи. Традиционные рубежи между инженерным оборудованием и элементами архитектуры стерты в этой мегаструктуре. Романтизация техники, заявленная в Лестере, обратилась в фантасмагорический гротеск (остроту впечатления дополняет движущаяся по верхней кромке здания стрела консольного крана — устройство для очистки стеклянных стен).

Объем Флори-билдинг. общежития Куинс-колледжа в Оксфорде (1968). имеет очертания половины чаши, приподнятой над землей на бетонных опорах. Жилые помещения расположены за стеклянной стеной внутреннего периметра. смотрящего в сторону живописной реки. К городу обращены бетонные стены, прорезанные узкими горизонтальными полосами ленточных окон, освещающих коридоры.

Романтизированный техницизм и энергично очерченные «брутальные» формы сооружений Стерлинга и Гоуэна подхватили архитекторы, построившие здание Политехнического колледжа в Лондоне (1967. фирма «Лайонс. Израэль, Эллис»). На его тесном участке нагнетание контрастов форм превращено в драматический спектакль. Блоки учебных и обслуживающих помещений зажаты между бетонными глухими призмами массивных башен и шахт с вертикальными коммуникациями и обслуживающими помещениями (принцип, исходящий от идей Луиса Кана). Напряженность формы подчеркивает блок аудиторий, нависающий мощной консолью над главным входом.