Для Польши православие — вполне укорененная конфессия, хотя господствующим там является католицизм. В современном православном храмостроении преобладают черты историзма с массивностью стен и чертами иконографии, характерной для польского, русского, южнославянского средневековья. Эти основные темы подчас довольно свободно варьируются.

Последовательный тридиционализм — основное, но не единственное направление в зарубежном православном храмостроении. Новые православные церкви, ориентированные миссионерски, строятся в стиле местной добротной рядовой застройки. Но при этом увенчиваются крестом, колокольней или куполом. Церковь Иоанна Крестителя предполагается построить в кедровом парке, в быстро развивающемся предместье Остина, в самом центре Америки42. Соседство — тротуары, скверы, плавательные бассейны. Церковь в шаговой доступности для жителей микрорайона. Место перспективное, и новый центр мыслится как центр развития. Замысел — построить традиционный православный храм. Эскизы демонстрируют скорее типичный американский провинциальный дом, открытый и приветливый. Но при этом арки, ниши и колокольня нартекса, несколько изолированного, свидетельствуют о том, что перед вами церковь. Здание увенчано веселой башенкой, многопроемной, многооконной. Это не купол, скорее бельведер. Православный только крест, поставленный на месте освящения строительной площадки.

Единственный обнаруженный нами пример православного храма в США, задуманного в характере современной архитектуры, — приходской комплекс с церковью Св. Апостола Матфея, Колумбия, Мэриленд43. Это церковь в стиле позднего брутального модернизма, но чувствуется адресация к ранним восточным архитектурным прообразам. Конструктивные элементы — кирпич и стекло. Сооружение двухуровневое: на верхнем уровне — храм на 300 молящихся, вестибюль, офисы, конференц-зал; на нижнем — зал общественного собрания, столовая, складское помещение, семь отдельных классных комнат. Структура храма — семиугольник верхнего уровня, смещенный по отношению к четырехугольнику нижнего. Наличествуют самые простые архетипические признаки храма — пологая двускатная крыша, апсида, колоколенка. Многочислены окна и арки, окружающие храм. На северном фасаде вырезан огромный стеклянный проем, но он почти наглухо закрыт стеной-вставкой с полукруглым завершением. Этим обыгрывается своего рода негатив: вместо открытых арок в глухой стене глухое подобие арки в стене прозрачной. С северо-западной стороны строение напоминает корабль с глухой острой носовой частью.

Несмотря на довольно сильные модернистские мотивы, присутствуют черты традиционной восточной постройки: глухая стена, окружающая главный объем, галерея, спасающая от солнца. Нагромождение объемов в экстерьере контрастирует с предельной простотой внутреннего пространства. Там закрытое пространство, лишенное декора, алтарная часть — призма, охваченная плоскими нишами. Складчатая стропильная структура образует купол с подобием фонаря. В целом в интерьере задумана простота катакомбной крипты. Получилась замкнутая, катакомбная структура, с демонстративно восточным брутальным ракурсом, практически без вертикали, создающая атмосферу внутренней сосредоточенности.

Приведенные примеры говорят о естественности и закономерности обращения в храмовой архитектуре к историческим прототипам и, в то же время свидетельствуют о возможности поиска путей нового выражения фундаментальных для православия образных характеристик. Обращает на себя внимание, что в большинстве случаев главенствует тема стены, сооружения, тесно связанного с землей. В европейской православной традиции важна, кроме того, тема купола, в сирийской — оказывается возможным больше ориентироваться на ба- зиликальные прототипы с плоскими завершениями. В любом случае задача соединения современных средств архитектурной выразительности с традиционными задачами формирования образности храма оказывается весьма сложной, поиски пока разнонаправленны и относительно удачные решения немногочисленны.