Завершал экспозицию второго этажа Серебряный зал, представлявший коллекцию серебряных изделий русской, западноевропейской и восточной работы, изделий из кости, скорлупы кокосовых орехов, перламутра, янтаря, хрусталя и стекла. Стены украшали гобелены работы французских мастеров и производства Петербургской шпалерной мануфактуры.

Первым среди залов нижнего этажа был Модельный. Он получил свое название по выставленным здесь моделям Коломенского дворца работы Покровского и Большого Кремлевского дворца архитектора В.И. Баженова. Среди многообразия представленных в этом зале предметов — фарфоровые и бисквитные изделия работы Императорского фарфорового завода, французских фабрик начала XIX в., большой фарфоровый египетский сервиз. Здесь же были выставлены хивинский и грузинский троны, фрагменты полного парадного конского убранства, а также портреты представителей царской династии. В рамочных подставках по всему залу экспонировались акварельные иллюстрации академика Ф.Г. Солнцева к изданию “Древностей Российского государства”.

Особого внимания в этом зале заслуживала коллекция личных вещей Петра I и Александра I. Очень пестрая по составу, она сложилась, по-видимому, из случайных поступлений. Среди мемориальных вещей — костюм, походная кровать, маховое колесо токарного станка Петра I, платье императрицы Екатерины I. На стене располагались портреты Евдокии Лопухиной, Екатерины I, царевича Алексея Петровича и императрицы Елизаветы Петровны. Группа личных и кабинетных вещей Александра I включала стальную разборную колыбель, изготовленную из оружейных стволов, обувь императора, походную кровать, мебель из его парадной опочивальни.

В Портретном зале, получившем свое название от представленных здесь портретов польских королей, писанных на меди художником Баччиарелли, экспонировались также бронзовые бюсты польских исторических деятелей и мраморная скульптура Ягелло и Ядвиги — символ государственного слияния Польши и Литвы. С Модельным залом его экспозиция объединялась продолжением показа парадного конского убранства.

Бытовой зал представлял экспонаты, связанные с придворным церемониалом и жизнью двора XVII — начала XIX в.: костюмы, конское убранство и др.

В Каретном зале показ парадного конского убранства получал свое завершение. Кроме упряжи были выставлены парадные экипажи XVII — XVIII вв. Здесь же находился и портрет известного собирателя древностей Павла Федоровича Коробанова, коллекция которого была приобретена для Оружейной палаты Николаем.

Высокий художественный уровень памятников Оружейной палаты привлекал в музей широкие круги общественности, ученых, художников. Для посетителей музей был открыт три раза в неделю с 10 до 15 часов. Входные билеты подписывались директором музея. В часы приема дежурили помощники директора “для сопровождения посетителей и удовлетворения их любознательности”.

В залах музея несли службу шестнадцать лакеев-придворнослужителей. В их обязанности входило наблюдение за температурой и влажностью, противопожарной безопасностью, пломбами и печатями на витринах и т. д. Служащим предписывалось быть аккуратно одетыми, вежливо обращаться с посетителями и не брать с них денег за объяснения.

Самокин Н. Императорские регалии: большая и малая императорские короны, скипетр, держава, бриллиантовые иепи, орден Св. Андрея Первозванного. 1899 г. Г АРФ Зимой и в дождливую погоду работал гардероб. На лестнице на видном месте были вывешены правила посещения Оружейной палаты.

Высокопоставленные иностранные и отечественные туристы, известные ученые и художники допускались к осмотру по специальному разрешению директора или направлению Московской дворцовой конторы даже в то время, когда двери музея были закрыты для массового посетителя8.

Хотелось бы сказать еще об одной функции Оружейной палаты как хранилища символов государства, сокровищницы короны. В преддверии коронаций из Коронного зала государственные регалии торжественным шествием специально назначенных чиновников в сопровождении двух взводов роты дворцовых гренадер переносились сначала в тронный Андреевский зал Большого Кремлевского дворца, затем в Грановитую палату, где размещались на специально устроенном столе. После торжеств реликвии тем же порядком возвращались на место, где их принимали президент Московской дворцовой конторы и директор музея. Для коронации использовали троны Ивана IV из слоновой кости, “алмазный” Алексея Михайловича и “золотой” Михаила Федоровича. После церемонии в Оружейную палату поступали коронационные балдахины и костюмы императора и императрицы.

Экспонаты музея принимали участие и в других придворных церемониалах. Серебряную посуду использовали во время торжественных обедов в Грановитой палате для украшения поставца у центрального столба и сервировки стола, для выставок в Тронном зале Большого Кремлевского дворца во время приездов императора и членов его семьи в Москву.