В последние советские годы упадок комплекса центральных функций оставил немало запустевших выморочных участков. Крупные домостроительные комбинаты не брались работать на затесненных площадках. Теперь участки в престижных зонах с инфраструктурой активно застраивались. «Макдональдс» проявил активность среди первых. Его участок примыкал к 10-этажному дому позднесталинского времени (1949), сформировавшему угол Тверской улицы с Газетным переулком. Стремясь обозначить контраст эпох при сохранении связности контекста архитекторы в пределах общей высоты целого и подхваченной горизонтали высокого стилобата создали объем в оболочке из светоотражающего стекла, в котором преломляется тяжеловесная дворцовая пышность соседнего здания. Стеклянному объему придана пластичность (по модели «спадающего волнами- фасада. придуманного Хельмутом Яном для Чикаго), усложняющая игру отражений, высокий стилобат, облицованный гранитными плитами, дает успокоенный отклик облицовке рваными квадрами нижних этажей соседа. Прием, характерный для нео- модернизма. с ироничным остроумием нагружен ускользающими подобиями постмодернистских аллюзий, которыми воспринимаются отражения.

В Китае, начиная реформу архитектуры, ее «весенними цветами» назвали здания гостиниц. В России девяностых этот тип сооружений не обозначил себя столь ярко. Но открывший ряд новых отелей высокого класса «Невский Палас* В Санкт-Петербурге (завершен в 1993, архитекторы Ю. И. Земцов, М. Кондиайн и до.) получил тип, принципиальный для северной столицы. Здание создано перестройкой двух смыкавшихся домов с внутренними дворами, один из которых выходил фасадом на Невский проспект, другой — на параллельную проспекту Стремянную улицу. Между сохраненными фасадами конца XIX века авторы раз- ИНреЖ.».Пиргмим местипи гостиницу на 333 номера. Локальную задачу они осмыслили как начальное звено реконструкции исторического центра Санкт-Петербурга путем создания системы пассажей, перпендикулярных его перегруженному стержню — Невскому проспекту. Пассаж «Невского Паласа» пронизывает квартал, получая дальнейшее продолжение в переулках. Обрамленный магазинами и кафе. этот элемент общегородского пространства определил полифункциональность здания. Он стал и аванвестибюлем гостиницы. Второй этаж ее, с конфе- I ренц-залами, ресторанами и кафе, предназначен для разнообразных форм I деловой и культурной деятельности. От старого петербургского квартала сохранена структура пространства, прорезанного дворами. Раскрывающиеся через стеклянные своды пассажа их внутренние фасады определили наиболее характерные аспекты облика гостиницы (вид через стеклянный свод над входом на куст лифтовых башен). Неправильности очертаний анфилады дворов дисциплинированы шагом каркаса. Но они определили живость развития пространства.

Идея палимпсеста определила естественную сложность целого. Эхо классической архитектуры Санкт-Петербурга сохранено в интерьерах пассажа и гостиницы, закреплено в деталях.

Есть типы зданий, развитие которых в определенный период позволяет создать иетафоры. особенно ярко отражающие сущность времени. Для готики это был I собор, для Ренессанса — палаццо. В России девяностых наиболее динамичным сектором экономики стал финансовый, и место собора или палаццо занял банк. Российский вариант типа определился в здании Московского международного банка на Пречистинской набережной в Москве (1990-1995, архитектурное бюро •Остоженка», рук. А. А. Скокан, Юхани Палласмаа). Здание стало первым крупным объектом бюро, объединившегося в свое время вокруг идеи возрождения части исторической среды Москвы — Остожья. Очертания плана объекта I жестко подчинены историческим границам былого владения, отклонившимся от прямоугольной сетки (геометрическая аномалия определялась руслами подземных ручьев). Высота объема подхватывает ленту застройки набережной. Основной четырехэтажный массив с фасадом, облицованным камнем, выдвинут на красную линию. Он занимает две трети высоты. Над ним — легкая металлостеклянная венчающая структура, ее два этажа отступают в глубину. Монументальность отвергнута, банк получил образ демократического учреждения.

Его компактную структуру объединяет атриум, пространство которого на разных уровнях и под разными углами пересекают мостики и лестницы. Атриум перекрыт стеклянной кровлей с парящими над ней солнцезащитными тентами. Стремление подчинить здание историческим границам участка породило отклонения от ортогональной схемы, внесло в организацию пространства естественность и живость, очевидные в атриуме.

Строгость гранитного фасада, обращенного к реке, несет классические ассоциации. Терраса-палуба на уровне менеджерского пятого этажа как бы парит над массивной стеной под большим карнизом металлической кровли криволинейного очертания. Несимметричность парапета снимает чопорность симметрии целого. Вертикальные полосы стекла отсекают каменный фронт от облицованных кирпичом боковых фасадов. Авторы создали эту постройку как манифест контекстуальности. Предельно внимательные к обработке деталей, они полагают, что в адаптации универсального архитектурного языка возможен путь к устойчивой манере, могущей стать стилем.