Сохранял доминирующее положение в системе за центральным деловым районом в «Каменном городе». Однако для облегчения нагрузки на него в новых пригородах создавались не только свои центры обслуживания, но и места приложения труда. Люди, впрочем, предпочитают лучшие условия работы ее близости к жилью. Трудовые поездки во встречных направлениях между полусателлитами и центральным ядром сделали проблематичной самостоятельность пригородов (то же происходило и в системе Большого Лондона). Функциональные связи частей системы оказались более развитыми, чем это предполагалось теоретически.

В центральном деловом районе разрастались как аппарат управления частными предприятиями, так и государственно-муниципальная бюрократия. Они стремились получать рабочие площади «в зоне интенсивных личных контактов», что было и практично, и престижно. Жилье при этом вытеснялось, население «Каменного города» сокращалось. Перед реконструкцией общегородского центра стояла задача — решить транспортную проблему при максимальном сохранении характера среды. В 1946 г. опубликован проект, следовавший принципам функционализма, который выполнен под руководством Свена Маркелиуса. Ядро центра создавалось у многоуровневого соединения основных магистралей и линий метро. От площади Хёторгет, где Ивар Тенгбум в двадцатые годы поставил монументальный концертный зал, начиналась пешеходная улица Сергельгатан, по сторонам которой концентрировались магазины и высотные объемы офисов. Перепланировка этой зоны, после выкупа земель у частных владельцев, реализована в 1952-1962 гг.

Между Сергельгатан и магистралью Свеавеген на равных расстояниях поднялись пять параллельно поставленных 18-этажных пластин офисов. Двухэтажные корпуса с магазинами и ресторанами были превращены в подиум, объединивший высотные объемы. Такие же корпуса образовали застройку второй стороны эспланады. Их плоские крыши превращены в террасы-сады. Мостики, переброшенные над Сергельгатан, и открытые лестницы соединяли их между собой и с уровнем земли, как бы осуществляя фрагмент воображаемого города Сант-Элиа. Входы на станции метро, расположенные на концах короткой улицы, усилили напряженность пешеходного потока. Культурная программа была сокращена до кинотеатра, включенного в цепочку магазинов. Здания комплекса связаны тремя подземными этажами, где устроены подъездные пути к складским помещениям. Систему дополняют подземные пешеходные площади, связанные с дневной поверхностью эскалаторами.

Чтобы смягчить жесткость ряда высотных пластин, доминирующих над окружением, разработка проектов для каждой из них была поручена разным архитекторам. вписавшим в одинаковые габариты различные версии «стиля Миса» (архитекторы Давид Хеллден, Ивар Тенгбум, Свен Маркелиус, Парс-Эрик Лал- лерстедт. Свен Бакстрём и Лейф Рейниус). Блоки магазинов проектировал Давид Хеллден. Соотношения пространств и объемов этого комплекса, осуществленного во второй половине 1950-х, определили основу выразительной формы с ее простыми ритмами и корректной сдержанной деталировкой. Строгая геометрия зданий образует фон для оживленных людских потоков. Однако группа метрически повторяющихся высоких объемов, ставшая стереотипом в градостроительных системах того времени, визуально «слипается» в монолитную глыбу, подавляющую окружение. В Стокгольме контраст между таким акцентом и лабиринтом узких улиц старого города в соседстве доведен до качественного разрыва.

В хода реконструкций делового центра Стокгольма, вопреки изначальному нам рению сделать его многофункциональным, завершалась локализация функций Каменного города— Жилье окончательно уходило за пределы «Сити*, вытесняемое офисами, банками, универсальными магазинами, многоярусными гаража—Л ми-стоянками Специализированный таким образом центр оживлен только в рабочие часы — «Стокгольм умирает в пять». Организация «Защитники среды» | увидела в новом «Сити» выражение мощи разрастающегося бюрократического аппарата, огромной, непостижимой машины вне человеческих ценностей»4.

Коридоры городского развития, сходящиеся к «Каменному городу». определили! пространственную структуру Большого Стокгольма. Зеленые зоны, глубоко про- никающие к центру, закрепили артикулированность структуры на периферии. I Линии метро вдоль коридоров урбанизации обслуживают пригородную зону в радиусе 15-20 км. Скоростные электрифицированные дороги привязали к си- — стеме комплексы застройки, удаленные на расстояния до 30-40 км. В реальном! развитии система получила преобладающий рост вдоль юго-западного и севе- а ро-западного коридоров. Общественный транспорт развивался вдоль радиусом прямые связи между коридорами оставлены за индивидуальными машинами. —

Практическую разработку проблемы структурной организации стокгольмского^ полуавтономного городского района (полусателлита) получили при создании — Веллингбю. лежащего западнее «Каменного города» (1950-1955, архитекторы Свен Маркелиус, Свен Бакстрём, Лейф Рейниус, Хьялмар Клемминг). Цепочка из шести образующих его жилы* районов полукольцом охватывает лесопарк Примета площадью 200 га, лежащий на берегу озера Меларен. Центральный и самый крупный район группы — Веллингбю (по генеральному плану 23 тыс. жителей); его центр служит и центром всей группы (60 тыс. человек). Чтобы сделать доступ к нему максимально удобным, общественно-торговый комплекс .:! построен вместе со станцией метро на платформе, перекрывающей линию, которая проходит в открытой выемке. Платформа связывает части Веллингбю, разобщенные коммуникацией.