В середине XIX в. возрастает интерес к отечественной истории. Увеличивается количество музеев. Сам император активно вторгался в сферу деятельности научных обществ, настаивал на активизации сбора археографических, археологических и других данных о прошлом России. Поэтому не случайно, что Оружейная палата как хранилище уникальных коллекций древнерусского и зарубежного искусства попала в центр внимания верховной власти, правительства и общественности1.

Принципы хранительской, учетной, экспозиционной, реставрационной работы, штатное расписание, порядок обслуживания посетителей, положение в системе придворных учреждений определялись “Правилами для управления Московской Оружейной палатой” (1858). Состав коллекций музея характеризовался в них как “древняя царская утварь”.

Музей находился в подчинении Министерства императорского двора, а непосредственное руководство им осуществляла Московская дворцовая контора. Она осуществляла контроль и за сохранностью коллекции: проводила ежегодные общие и раз в пять лет генеральные ревизии, следила за ведением учетной документации и т. д. По финансовым, хозяйственным и другим текущим вопросам проводились заседания присутствия Московской дворцовой конторы, где директор музея имел равный с прочими чиновниками голос. Во главе музея стояли директор и два его помощника, на которых возлагались обязанности по хранению, реставрации, популяризации коллекций Оружейной палаты и Большого Кремлевского дворца. Но придворным музей был не только по подчиненности, но и по своему идейному замыслу.

В 1851 г. завершилось строительство нового музейного здания в Кремле. Возведенное у Боровицкой башни по проекту К.А. Тона, оно было решено в новорусском стиле и соединено с комплексом построек Большого Кремлевского дворца. Замысел Оружейной палаты принадлежал лично Николаю I3. Вещевой состав, а главное, коллекция коронационных ценностей делали ее идеальным местом для проведения в жизнь идей официального правительственного курса: “православие, самодержавие, народность”.

Архитектурное решение музейного здания необычно. Это особенно ярко проявилось в четкой, выразительной структуре интерьеров. В музее девять экспозиционных залов (пять на втором этаже и четыре на первом). Особенно красива и торжественна анфилада второго этажа. Высокие, двусветные залы, перекрытые крестовыми сводами, опирающимися на центральные столбы с резными капителями, подчеркивали своим великолепием особую значимость расположенных здесь коллекций русского и западноевропейского оружия, изделий из драгоценных металлов — гордости Оружейной палаты. Со стен Оружейного и Серебряного залов с мраморных медальонов скульптора Федора Шубина взирали на посетителей русские великие князья и монархи до императрицы Елизаветы Петровны включительно.

В основу систематизации предметов был положен хронологический принцип. Далее распределение шло по месту производства, мемориальной принадлежности, выделялись особые группы издревле хранящихся предметов. В витринах экспонаты компоновались симметрично, при этом особое внимание уделялось тому, чтобы все изображения или надписи были доступны для обозрения. Экспозиция была снабжена этикетками, в которых указывался номер предмета по каталогу, а также все известные данные о нем.

Экспозиционеры руководствовались стремлением показать коллекции как можно шире, поэтому в залах были выставлены все предметы, имеющие более или менее целостный внешний вид. Для большей наглядности, особенно при демонстрации коллекций оружия, доспехов и коронационных ценностей, использовалось специально разработанное оборудование. Для показа изделий из серебра — поставцы и горки; оружия и доспехов — тумбы, кронштейны, конусообразные, ступенчатые, пристенные и круглые подставки, так называемые пирамиды. Доспех располагали на специальных крестообразных распялках. Огнестрельное и холодное оружие установили на “сетках” — щитах или тугонатянутых в простенках между окон кусках брезента. Большие деревянные щиты служили фоном для декораций из оружия и знамен. Последние крепились в резных декоративных “стоянах”.

Подвесные настенные поставцы для посуды в Серебряном зале выкрасили в белый цвет, остальное оборудование “выбронзировали”, отдельные его части позолотили. Наблюдение “за точным исполнением по утвержденным рисункам и прочным устройством мебели” было поручено архитекторскому помощнику Тухтарову, а заботы по ее расстановке ложились на директора музея и его помощников. Заказ на изготовление экспозиционного оборудования по утвержденным императором эскизам разместили у мебельного фабриканта Шмидта4.

В 1851 г. коллекции Оружейной палаты были размещены в залах нового здания. По составу экспонатов они получили названия: Бронный, Оружейный, Трофейный, Коронный, Серебряный, Модельный, Портретный, Бытовой, Каретный. Экспозиция частично располагалась на главной лестнице и в вестибюле.

Входящих в музей встречала в вестибюле экспозиция вооружения. На манекенах, расположенных на входах в нижний и верхний этажи, были восстановлены варианты полного доспеха латников XVI и XVII вв., знамена, две пушки, три мортиры, а также набатный колокол. На ступенях лестницы на манекенах, расположенных на отдельно стоящих шести тумбах, был выставлен западноевропейский (в том числе детский) доспех. По стенам лестницы были развешены гобелены Петербургской шпалерной мануфактуры на мифологические и библейские сюжеты. В арматурах и на кронштейнах по стенам расположены щиты, холодное оружие и броня XVI — XVII вв.