В сооружениях Национального олимпийского центра в Пекйне (1990) Ма Гуосин искал не только возможность рационального удовлетворения функциональных потребностей, но и понятного выражения работы новых для Китая конструкций. Их очертания приводились к экспрессивным формам, находящим отклик в визуальной культуре нации. Среди большепролетных конструкций особой выразительностью выделяется аудиториум университета провинции Шаньдун в Шеньчжень (1987-1908). Пространственная металлическая структура его гигантского навеса накрывает каменный амфитеатр, вписанный в естественный рельеф сада. Форма ее вызывает ассоциации с гигантской приземлившейся летающей тарелкой.

Со второй половины восьмидесятых годов в Китае начался бум строительства высотных зданий. Его стимулировали престижность подобных сооружений и недостаток резервных земель в городах. Они возникали во внутренних зонах различных городов — не только крупнейших, но особенно быстро множились 1 в центрах, активно втянутых в развертывание экономических реформ. Здесь в формировались плотные кусты высокой застройки.

Расширение внешних связей стало стимулом развития прибрежных городов. Мощные агломерации складывались вокруг Гонконга-Гуанчжоу и Шанхая.

В1981 г. было принято решение о создании особых экономических зон, в чис- I ло которых вошел Шеньчжень. В 1984 г. 14 портов были объявлены открытыми.

В Шанхае выделен район крупномасштабного развития — старый неокласси- | ческий центр Пудонг, который достиг темпов строительства Гонконга в годы его высшей активности. В Шанхае девяностых возник новый центр высоких | технологий, «город электроники» внутри города, на восточной стороне реки Хуанпу, против Пудонга. Результатом стал бурный, слабо контролируемый рост, распространившийся на окружающие сельскохозяйственные земли. Население в расширившихся границах за 10 лет после 1984 г. увеличилось с 6,27 I до 12,87 млн. человек.

Развитие Пудонга, который стал напоминать Нижний город Манхэттена в Нью- Йорке или центр Франкфурта-на-Майне, поднял статус Шанхая до уровня миро- | еого финансового центра, как Гонконг и Токио; его значение особенно возросло после финансового кризиса, в котором пострадали «молодые азиатские тигры». Претендующий на образ «космополиса XXI столетия», Пудонг стал главным очагом строительства высотных зданий в Китае. Некоторые из них уже приближают- I ся к рекордам высоты, а Всемирный финансовый центр, проектированием I и строительством которого занимается группа KPF, будет самым высоким здани- I ем мира (460 м). К концу века среди завершенных небоскребов Пудонга выделялся Дзин Мао (1994-1998, СОМ и группа китайских архитекторов), высотой 419 м. Из его 88 этажей 50 нижних занимают офисы, выше располагается гостиница, пространственное ядро которой образуют высокие атриумы. Расчлененный на сокращающиеся по высоте ярусы, подчеркивающие динамичность вертикали, пластичный ствол завершен ступенчатой пирамидой. В форме можно увидеть ассоциации с традиционными вертикальными композициями. При этом она своеобразна и сама начинает обрастать значениями. Кажется, что она отмечает возникновение новой символики, осуществляя идею выхода к китайской традиции новым путем, ассимилирующим высокие технологии и компьютеризированное проектирование. Высотным символом Шанхая стала, однако, телевизионная башня на берегу Пудонга; энергия ее вертикали не гасится соседними башнями и господствует над пространством. Эта самая высокая башня Китая (450 м) сформирована как сходящийся к тонкой вертикали антенны пучок стержней цилиндрического сечения, отмеченный в критических точках (переход от наклонных стержней основания к объединению трех вертикальных и затем к единственному стержню) шарами-капсулами, облицованными полированным металлом. Башня получила название «Восточный жемчуг».

Ранним очагом строительства высотных зданий был Шеньчжень. Построенный к концу восьмидесятых годов Центр международной торговли высотой 160 м был в то время самым высоким зданием Китая. Обостренное внимание, уделяемое эстетическим качествам высотных ориентиров, здесь, по-видимому, в меньшей мере, чем в Пудонге концентрировалось на проблеме поиска новых национальных традиций. Здание Центра развития Шеньчженя, возведенное в 1990 г., имеет основной цилиндрический ствол, фланкированный гладкой каменной плоскостью коммуникационной вертикали. Нижняя часть ствола облицована голубым светоотражающим стеклом, верхняя расчленена чередованием лент окон; граница между двумя архитектурными темами образована ступенчатой спиралью, занимающей среднюю треть ствола, — прием запоминающийся и ясный. Дом периодических изданий (1998), так же как и предыдущий, принадлежит к небоскребам средней величины. Он выделяется динамичностью, для организации которой использованы приемы деконструктивизма — цилиндрический объем, раскрытый как наслоение оболочек различной текстуры, врезанная в него высокая призма, косые срезы, фрагментированные формы. При всей перегруженности сталкивающимися мотивами и при очевидно «западническом* характере объект расширил круг экспериментов по модернизации архитектуры, которые проводятся в Китае.

Многочисленные высотные здания появились в Пекине. Среди них — комплекс торгового центра высотой 185 м, отель «Дзингуан» — 208 м. Эти изолированные вертикали дали толчок развитию жилых комплексов с повышенной этажностью. Одни создаются как пучок однотипных вертикалей, иногда связанных низким подиумом, иногда свободно стоящих. В их структуре сочетаются монолитные и сборные железобетонные конструкции, высота может превышать 15 этажей. В иных ситуациях, при более зажатых участках, возникают мегаструктуры, объединяющие в связанную целостность застройку целого квартала, при этом разнообразная этажность позволяет решить проблемы инсоляции.

Комплексы последнего типа обладают высокой пластичностью формы и сложным силуэтом, основанным на колебании числа этажей от 9 до 30 (застройка квартала в северной периферийной зоне Пекина, 1999).

Среди построек крупных иностранных архитекторов, приглашенных в Китай, необходимо отметить несколько значительных произведений (кроме тех, что были уже упомянуты выше в связи с работами в Сянгане). Прежде всего — это комплекс Китайско-японского молодежного центра в Пекине, который построен по проекту Кисё Курокавы при совместной поддержке правительств Китая и Японии. Центр включает театральный зал, плавательный бассейн, спортивно-тренировочный комплекс, помещения для конференций и семинаров, общежитие. Замысел системы объемов исходит от классической китайской космологии с ее символами круглого неба и квадратной земли. Театральный комплекс, павильон плавательного бассейна и башня общежития подчинены очертаниям круга, но вписаны в прямоугольные очертания — символ земной реальности. Китайские геометрические символы связаны с универсальным языком точной геометрии современных конструкций. Введены в систему и элементы свободной асимметрии, исходящие от японской эстетики пространства. Поднятая на двух коммуникационных устоях решетчатая структура аудитории — символ моста, объединяющего культуры. Такой принцип синтеза предложил Курокава для формирования новой китайской национальной традиции.