Об обустройстве усадьбы сохранились отрывочные сведения. Известно, что в 1702 г. в Оружейной палате “Александру Даниловичю Меншикову в подмосковную его вотчину село Алексеевское” были изготовлены и расписаны красками деревянные резные ворота. Роспись “против ознаменки, какова прислана в Оружейную палату”, осуществила бригада художников во главе с “живописных дел дозорщиком” Михаилом Чоглоковым. Из других конструктивных деталей ворот упомянуты столбы и капители, которые следовало расписать “преспективо”. Возможно, для Алексеевского в 1703 г. также в Оружейной палате Федор Иванов изготовил “большого деревянного резного орла” с “тонбою” на ворота дома губернатора А.Д. Меншикова. Затем тот же М. Чоглоков расписал орла “золотом и краски, где пристойно”.

Далее в документальных свидетельствах об Алексеевском дворце существует пробел вплоть до 1728 г., когда усадьба была передана в казну. О.С. Евангулова достаточно полно описала ее архитектурные элементы, включая и внутреннее убранство. В связи с этим выделим лишь основные элементы облика дворца.

От Стромынки к воротам усадьбы подводила дорога, проложенная через регулярно насаженную березовую рощу. Деревянные столбы ворот к 1728 г. были заменены на каменные, но расписанные Чоглоковым ворота сохранялись. Главный двухэтажный усадебный каменный корпус, обращенный одним продольным фасадом к воротам, а другим к пруду на речке Пехорке, занимал центральное положение в глубине двора. Симметрично справа и слева от него ближе к въезду стояли два каменных флигеля. Главный дом был увенчан надстройкой с высоким шпилем. Внутренние помещения имели белые лещадные полы, в большинстве из них стояли изразцовые печи. Снаружи дом был оштукатурен, откосы окон были белокаменными. Во дворце хранилась коллекция картин, включавшая портреты Петра I, а также, возможно, членов семьи А.Д. Меншикова. При дворце было три сада с цветниками и оранжерея. В одном из садов еще в 1746 г. сохранялись цветники с фигурными партерами и вензелями Петра I, царевича Алексея Петровича, Меншикова и его жены. Несколько в стороне находились двор приказчика с хоромами, скотный, конюшенный и хлебный дворы. При селе был пруд, в котором водились щуки, окуни, караси, лещи, плотва.

Можно выделить несколько этапов в устройстве Алексеевского. В 1699 — 1702 гг. возведены деревянные помещения. Постройка каменных зданий в основном была завершена до 1710 г., когда А.Д. Меншиков получил назначение на пост петербургского губернатора и сосредоточился на отстройке своих новых резиденций. Устройство цветников можно датировать периодом между 1706 г. (женитьбой Меншикова на Дарье Арсеньевой) и 1711 г. — коронацией Екатерины. В противном случае отсутствие ее вензеля необъяснимо.

Возведение каменных зданий имело свои особенности, о которых стало возможным судить лишь на основании данных археологических раскопок. Несколько лет назад студент Е. Моралов обнаружил на территории Лосиного острова остатки каких-то каменных строений. Целый ряд факторов вызвал к жизни романтическую, но лишенную оснований версию о существовании здесь тайного Охотничьего дворца Алексея Михайловича, где он проводил встречи с иностранными послами и т.д. Эта версия получила распространение в средствах массовой информации 15. Между тем элементарное сличение карт свидетельствует о том, что обнаруженные остатки находились на месте бывшего Алексеевского дворца. В ходе начавшихся раскопок были обнаружены предметы конца XVII в., в том числе большое количество изразцов и кирпичей. Результаты раскопок формально вступили в противоречие с приведенными выше данными, исключающими наличие здесь каких-либо каменных построек до 1699 г.

Это заставляет сделать единственно возможный вывод о том, что при строительстве Алексеевского дворца были использованы элементы разобранных более старых построек. Наиболее вероятным представляется использование кирпичей от построек Арсенала, строительство которого началось в 1701 г.

Известно, что здесь располагались прежде дворы Салтыкова, Стрешнева, Одоевского с палатами, церковь Входа в Иерусалим и государевы каменные житницы. Эти старые строения были аккуратно разобраны “до подошвы и где мощено лещадьми и ис погребов надонного каменья и бута по самые старые сваи” 16. Интересно, что организацией разборки ведал уже упоминавшийся М. Чоглоков.

После опалы А.Д. Меншикова усадьба была отписана в казну. Ее постройки постепенно ветшали и приходили в негодность, хотя несколько раз во второй половине XVIII в. производились ремонтные работы. Последнее упоминание об Алексеевском дворце удалось обнаружить в 1799 г. По всей видимости, в начале XIX в. дворец был разобран, его материалы в 1824 г. было решено отдать на постройку каменной церкви в соседнем селе Пехра-Покровском. Ее здание в перестроенном виде сохранилось до наших дней.

После сломки дворца название “Алексеевское” сохранилось, а его связь с А.Д. Меншиковым оказалась достаточно прочно забытой уже в XVIII в. В советское время на части территории бывшего Алексеевского существовала дача Н.А. Булганина.

Алексеевское стало первой загородной усадьбой, в планировке и назначении которой воплотились новые идеи и взгляды Петра, вывезенные им из заграничного путешествия. Это проявилось в регулярной планировке построек, значительном преобладании парадных представительских функций над хозяйственными (основная масса крестьян из Алексеевского была переведена в соседнее Покровское). Новым моментом было и отсутствие храма, что крайне редко встречалось в загородных усадьбах XVII в., где церковь играла основную роль в застройке.

Интересно, что в более поздний период Петр и Меншиков отошли от подобного “атеизма” и возводили церкви в своих петербургских загородных резиденциях.

Надо также отметить, что сам факт превращения Арсеньева в Алексеевское был одним из первых, если не первым, переименованием населенного пункта в честь члена царской семьи и таким образом стоял у истоков длинной череды переименований, свойственных как петровской эпохе, так и последующим временам.